Начальная школа

Литература

Русский язык

История

Биология

География

Математика

 

Эту историю — точнее, быль — я не раз рассказывал своим знакомым. И вот недавно она ко мне вернулась — причем в полном соответствии с известным принципом испорченного телефона. И уже без указания автора. То есть сделалась народной, как анекдот. Это, конечно, делает мне честь, но все-таки, понял я, пора изложить ее письменно, и именно так, как было в действительности.

Наталия Витальевна жила одиноко. Почему в свои тридцать девять лет эта красивая и не жалующаяся на здоровье женщина осталась одна в двухкомнатной квартире, для нас сейчас не столь уж важно. А важно то существенное обстоятельство, что обитала она там в компании с белым ангорским кроликом.

Это был роскошный представитель своей породы: большой, пушистый, без единого темного пятнышка, с рубиново-красными глазами, какие бывают у альбиносов. Характер у него был добродушный, с эдакой аристократической ленцой; клетку свою он покидал неохотно, предпочитая в дневные часы, когда хозяйка пребывала на бухгалтерской службе, раздумчиво дремать над кормушкой. Кличку для него Наталия Витальевна так и не придумала — кролик, да и все. Ну а любила она его — сами знаете, как это бывает у одиноких людей.

И вот однажды произошло событие, которое и положило начало этой истории. После долгих колебаний Наталия Витальевна решила сдать одну из своих комнат. И из многочисленных претендентов, привлеченных умеренной платой, выбрала пару молодоженов — Юлю и Алешу. Вместе с ними на жилплощадь Наталии Витальевны вселился Грим — кобель колли.

Выбор Наталии Витальевны оказался на редкость удачным: ребята тихие, покладистые, домашние. Стали ходить друг к другу в гости — на чаек, на кислую капусту, на пельмени. Алеша чинил в доме все, что требовало ремонта. Ну а что до отношений животных — собаки и кролика, то Грима вполне можно было похвалить за благовоспитанность. Так, если собирались все вместе у хозяйки, он ложился у открытой двери и, хотя его нос всегда был направлен на клетку, ничего, кроме редких поскуливаний, Грим себе не позволял. Бывало, правда, что, слоняясь по квартире, пес приникал мордой к щели под хозяйкиной дверью, и тогда расширенные, подрагивающие ноздри выдавали его гастрономические притязания.

В общем, жили дружно, явно симпатизируя друг другу. И пожалуй, единственное огорчение Наталии Витальевны состояло в том, что молодые соседи напрочь не понимали ее увлечения тем, что называют потусторонними явлениями. Как она ни старалась привить им интерес к НЛО, полтергейсту, говорящим мумиям и барабашкам, как ни тянула их посмотреть по телевизору передачу «Третий глаз» с белым колдуном Ю. Лонго, соседи или ловко переводили разговор на другие, более приземленные темы, или, если уж становилось невмоготу, легонько посмеивались над этой страстью своей хозяйки.

Как-то в пятницу Наталия Витальевна обратилась к своей молодежи с просьбой приглядеть за кроликом в наступающие выходные дни, поскольку сама собиралась навестить дальнюю родственницу, живущую в Подмосковье, и домой должна была вернуться лишь в воскресенье к ужину. Корм для кролика на субботу она оставит, а весь пригляд — только в том, чтобы пополнить кормушку в воскресенье утром. На том и порешили, а вскоре разошлись спать.

Утром в субботу, когда молодые проснулись, Наталии Витальевны в доме уже не было. В комнату к ней Юля и Алеша не зашли (что кроличья еда на сегодня уже в клетке, они знали) и сразу же отправились с Гримом на утреннюю прогулку. А вот кто из них по рассеянности позабыл захлопнуть входную дверь, что частенько случалось и прежде, теперь значения не имеет. Важен факт: дверь оказалась лишь прикрытой.

А Грим, едва вышли во двор, вдруг необычно возбудился, заметался и, вырвав поводок, исчез. Битый час Юля и Алеша выкликивали пса, обыскивая излюбленные места собачьих сходок. Безрезультатно! И вот, когда не на шутку встревоженные они вернулись домой, дверь в квартиру оказалась распахнутой, а перед ней на лестничной площадке сидел Грим, держа в пасти уже безжизненного, а проще говоря дохлого, кролика. И замечу, что его некогда ухоженная белоснежная шкурка вся была измусолена и покрыта какой-то мерзкой грязью.

Естественно, молодые люди пришли в ужас. Готовые на месте придушить зловредного пса-убийцу, они стали искать выход из сложившейся прямо-таки катастрофической ситуации. И нашли! Два часа Алеша «стирал» бедное животное, изведя почти полностью флакон Юлиного шампуня, а потом еще час они вдвоем расчесывали и укладывали на кролике шерсть, высушивая ее феном. Затем кролика засунули в клетку, придав ему по возможности позу естественного сна. Оставалось ждать возвращения Наталии Витальевны.

Однако ожидаемого кошмара — слез, причитаний и прочего — не случилось. Поздоровавшись, Наталия Витальевна прошла в свою комнату, и там воцарилась тишина. Причем надолго. Ни звука, ни шороха. Когда Юля и Алеша наконец решились заглянуть туда, они увидели, что несчастная Наталия Витальевна с лицом, искаженным болью, сидит на диване, устремив безумный взгляд на закрытую клетку с кроликом. Ну а дальше пришлось вызвать «скорую помощь». Вот таким образом Наталия Витальевна и очутилась в больнице, где я работаю, в моем терапевтическом отделении. И мне пришлось с грустью сообщить ей о том, что она только что перенесла инфаркт миокарда. Увы!

Но была в этой истории одна странность, как сказал бы японский писатель Сейте Мацумото. Дело в том, что инфаркт миокарда у женщин в детородном возрасте, то есть до наступления менопаузы (а вспомним, Наталии Витальевне тридцать девять лет), представляет собой редкость. То есть такого почти не может быть! Почему? Ученые объясняют это особенностями женского организма, которые до 45–50-летнего возраста препятствуют развитию атеросклероза сосудов, в частности сосудов сердца. А все так называемые разрывы сердца от горя или ужаса, столь любимые писателями прошлого века, были, как доказано уже в наше время, инфарктами вследствие как раз сосудистого поражения, то есть ишемической болезни сердца. И коронарография (рентгено-контрастное исследование сосудов сердца) моей пациентки показала, что сосудистая система сердца у нее практически нормальна.

А теперь — главное. Крупноочаговый инфаркт миокарда развился у Наталии Витальевны в воскресенье вечером, когда она возвратилась домой. Именно в воскресенье вечером. А кончину любимого животного она пережила… еще до своего отъезда — ранним утром в субботу!

Как выяснилось впоследствии, кролик сдох в пятницу ночью. В субботу, поднявшись пораньше, чтобы ехать в гости, осиротевшая хозяйка и оплакала его, и отдала последний долг, закопав своего белоснежного пушистого друга в парке близ дома. И недоеденный корм убрала, и клетку не закрыла за ненадобностью. А соседей будить не стала — с тем и уехала.

А теперь представьте себе на мгновение ужас, объявший возвратившуюся домой Наталию Витальевну при виде закрытой клетки с мирно дремлющим над полной кормушкой покойником, которого она собственноручно похоронила два дня назад! При ее-то повышенном, если не сказать патологическом, интересе ко всему мистическому!

Как видите, иные человеческие увлечения оказываются в конечном счете не столь уж безобидными. Исподволь уводя сознание из реального мира, они снижают, я бы сказал, уровень рациональности в восприятии реального мира, расшатывают психику человека, который, может быть, сам того не желая, начинает верить и в чудеса, и во вселенские биополя, и в вещие сны, и в ожидающих мертвецов, и в… да бог знает во что еще! И в случае с нашей Наталией Витальевной можно говорить о сенсибилизации, о повышении чувствительности организма к воздействию каких-либо раздражителей, но именно о психологической сенсибилизации, на фоне которой «материализация духа Белого Кролика» вызвала у Наталии Витальевны сильнейший стресс. Автор учения о стрессе, лауреат Нобелевской премии Ганс Селье, в своей классической работе, посвященной дезадаптационному синдрому, как раз и доказал, что некрозы сердечной мышцы — то есть инфаркты миокарда — могут возникать из-за определенных биохимических изменений без поражения сосудов сердца. Да, в этих случаях сосуды ни при чем.

Ну а что Наталия Витальевна? После выписки из больницы она чувствует себя хорошо. Юля, Алеша и Грим продолжают жить в ее квартире, и случившееся, насколько мне известно, никак не повлияло на их взаимоотношения с хозяйкой.

Поиск

Поделиться:

Физика

Химия

Методсовет