Начальная школа

Литература

Русский язык

История

Биология

География

Математика

 

Множество разнообразных зверей и птиц плотно населяют всевозможные гербы и эмблемы. Но среди гордых и надменных орлов, кондоров, даже страусов так и не нашлось места для скромной хохлатки, исправно из века в век поставляющей к нашему столу котлетки де-во-ляй и цыплят табака, суп из куриных пупков, яйца по-монастырски и «ножки Буша»… Между тем не один лауреат Нобелевской премии, так или иначе, обязан своей славой именно ей, Курочке Рябе.


Вначале было рисовое зернышко

В конце XIX века интендант голландского военного госпиталя в Батавии наотрез отказался «отпускать военный рис штатским курам», и обитатели лабораторного курятника были переведены на рисовые отруби и шелуху. Христиан Эйкман, который уже несколько лет безуспешно пытался разгадать причины бери-бери, страшной болезни, буквально косившей население Юго-Восточной Азии, обратил внимание на подозрительно быстрое выздоровление птиц в этом курятнике. «Военный рис» был полированным, то есть очищенным от шелухи, и испокон веков являлся основной пищей в этом регионе земного шара. Эйкман бросился на поиски микроба, вызывающего бери-бери, и принялся исследовать рисовую шелуху. За открытие витамина В1 он в 1929 году получил Нобелевскую премию.

Само понятие авитаминозов — болезненных состояний, возникающих при отсутствии в пище необходимых биологически активных веществ и витаминов, — принадлежит польскому ученому Казимежу Функу, тоже работавшему с экстрактами из семян риса. А витамин В1, первым открытый благодаря презрительному отношению армейского повара к нестроевым курам, с тех пор успешно лечит не только бери-бери, но и вообще многие заболевания нервной системы.

Без куриных яиц не состоялось бы открытие и другого витамина — биотина, который впервые был выделен из яичного желтка. Витамин Н, как он еще называется, необходим для нормальной жизнедеятельности кожи и мышц. Прыщавость и фурункулез, эритродермия и облысение — вот далеко не полный перечень «косметических» страданий, развивающихся при недостатке биотина. Не исключено, что и ранняя седина, доставляющая столько огорчений молодым женщинам, серебрит прическу из-за Н-авитаминоза. Недаром яичный желток был непременной составной частью в лечебных бальзамах куаферов прошлого.

Изучение проблемы «куриной слепоты», своеобразного расстройства зрения, при котором человек в сумерки перестает различать окружающие предметы и уподобляется запоздавшей с возвращением на насест несушке, что взбалмошно носится по двору, на все натыкаясь (отсюда и выражение «слепая курица»), привело к открытию витамина А. Так была раскрыта загадка «эпидемий куриной слепоты», поражавших бедноту в неурожайные годы, и была установлена их связь именно с недородом моркови. За успешные исследования каротиноидов — витамина А и его предшественников, содержащихся в моркови, — Нобелевские премии присуждались, по сути, трижды: в 1929 году — Фредерику Гоуленду Хопкинсу, в 1937-м — Паулю Карреру и в 1938 году — Рихарду Куну.

Роль витамина А в человеческом организме не исчерпывается его влиянием на ткани глаз и качество зрения. Расстройства деятельности желудочно-кишечного тракта, половая слабость, некоторые гинекологические заболевания и даже образование камней могут вызываться дефицитом этого важнейшего пищевого продукта.

Лимон и красный перец достойны по праву занять часть геральдического поля на символическом гербе здоровья человечества наравне с морковкой. Еще в XVIII веке шотландский врач Джеймс Линд, служивший в британском флоте, провел свой удивительный эксперимент над двенадцатью больными тяжелой формой цинги. На седьмой день двое больных, получавших апельсины и лимоны, поправились, а остальные десять, сидевшие на бесцитрусовой диете, не выздоровели. Через сорок лет после выхода в свет его «Трактата о цинге» британское адмиралтейство в 1795 году издало приказ давать матросам ежедневную порцию сока лайма (лимона), и с той поры цинга среди матросов британского флота прекратилась. Хотя, по свидетельству Энциклопедии Британника, «проявления цинги на протяжении XVIII века представляют картину воистину ужасающую». Понадобилось еще полтораста лет, пока наконец в 1928 году Альберт Сцент-Дьерди не выделил из знаменитого венгерского красного перца витамин С в чистом виде. За что, в частности, ему и была присуждена Нобелевская премия 1937 года по физиологии и медицине.

Совсем малые количества аскорбиновой кислоты (витамин С), всего 10 миллиграммов в день, требуются человеку, чтобы не заболеть цингой. Однако его возможности не ограничиваются только этим. Витамин С в больших дозах (1,0–3,0 грамма в сутки) успешно предотвращает простудные заболевания и способствует быстрому излечению от гриппа; ускоряет рубцевание ран и вообще восстановление соединительной ткани при различных воспалительных процессах, как, например, при ревматизме, полиартритах и даже при отложении солей, чрезвычайно распространенном в нашу сытую и малоподвижную эпоху. Он способствует нормальному росту детского организма и повышению успеваемости школьников. А при всевозможных передрягах, по-научному стрессах, витамин С, укрепляя надпочечники, позволяет устоять против жизненных бурь и катаклизмов.

Фундаментальное значение витаминов в биологии настолько велико, что не случайно Казимеж Функ назвал их так — «vita», что на латыни значит жизнь. А число нобелевских лауреатов среди ученых, которые их исследовали, сравнимо разве что с когортой физиков-теоретиков, чьи работы так изменили жизнь человечества в XX веке.

Восемь лет потратила англичанка Дороти Кроуфут-Ходжкин, чтобы определить строение витамина В12. Без компьютеров и другой современной техники отважная женщина, чей портрет по праву находится в Нобелевском зале Лондонской национальной портретной галереи, установила структуру самого сложного из витаминов. Лечение злокачественного малокровия, в прошлом уносившего сотни жизней, и ряда тяжелейших неврологических заболеваний было бы невозможным без этого открытия.

Поиск

Поделиться:

Физика

Химия

Методсовет