Начальная школа

Русский язык

Литература

История

Биология

География

Математика

Информатика

 

Множество разнообразных зверей и птиц плотно населяют всевозможные гербы и эмблемы. Но среди гордых и надменных орлов, кондоров, даже страусов так и не нашлось места для скромной хохлатки, исправно из века в век поставляющей к нашему столу котлетки де-во-ляй и цыплят табака, суп из куриных пупков, яйца по-монастырски и «ножки Буша»… Между тем не один лауреат Нобелевской премии, так или иначе, обязан своей славой именно ей, Курочке Рябе.


Вначале было рисовое зернышко

В конце XIX века интендант голландского военного госпиталя в Батавии наотрез отказался «отпускать военный рис штатским курам», и обитатели лабораторного курятника были переведены на рисовые отруби и шелуху. Христиан Эйкман, который уже несколько лет безуспешно пытался разгадать причины бери-бери, страшной болезни, буквально косившей население Юго-Восточной Азии, обратил внимание на подозрительно быстрое выздоровление птиц в этом курятнике. «Военный рис» был полированным, то есть очищенным от шелухи, и испокон веков являлся основной пищей в этом регионе земного шара. Эйкман бросился на поиски микроба, вызывающего бери-бери, и принялся исследовать рисовую шелуху. За открытие витамина В1 он в 1929 году получил Нобелевскую премию.

Само понятие авитаминозов — болезненных состояний, возникающих при отсутствии в пище необходимых биологически активных веществ и витаминов, — принадлежит польскому ученому Казимежу Функу, тоже работавшему с экстрактами из семян риса. А витамин В1, первым открытый благодаря презрительному отношению армейского повара к нестроевым курам, с тех пор успешно лечит не только бери-бери, но и вообще многие заболевания нервной системы.

Без куриных яиц не состоялось бы открытие и другого витамина — биотина, который впервые был выделен из яичного желтка. Витамин Н, как он еще называется, необходим для нормальной жизнедеятельности кожи и мышц. Прыщавость и фурункулез, эритродермия и облысение — вот далеко не полный перечень «косметических» страданий, развивающихся при недостатке биотина. Не исключено, что и ранняя седина, доставляющая столько огорчений молодым женщинам, серебрит прическу из-за Н-авитаминоза. Недаром яичный желток был непременной составной частью в лечебных бальзамах куаферов прошлого.

Изучение проблемы «куриной слепоты», своеобразного расстройства зрения, при котором человек в сумерки перестает различать окружающие предметы и уподобляется запоздавшей с возвращением на насест несушке, что взбалмошно носится по двору, на все натыкаясь (отсюда и выражение «слепая курица»), привело к открытию витамина А. Так была раскрыта загадка «эпидемий куриной слепоты», поражавших бедноту в неурожайные годы, и была установлена их связь именно с недородом моркови. За успешные исследования каротиноидов — витамина А и его предшественников, содержащихся в моркови, — Нобелевские премии присуждались, по сути, трижды: в 1929 году — Фредерику Гоуленду Хопкинсу, в 1937-м — Паулю Карреру и в 1938 году — Рихарду Куну.

Роль витамина А в человеческом организме не исчерпывается его влиянием на ткани глаз и качество зрения. Расстройства деятельности желудочно-кишечного тракта, половая слабость, некоторые гинекологические заболевания и даже образование камней могут вызываться дефицитом этого важнейшего пищевого продукта.

Лимон и красный перец достойны по праву занять часть геральдического поля на символическом гербе здоровья человечества наравне с морковкой. Еще в XVIII веке шотландский врач Джеймс Линд, служивший в британском флоте, провел свой удивительный эксперимент над двенадцатью больными тяжелой формой цинги. На седьмой день двое больных, получавших апельсины и лимоны, поправились, а остальные десять, сидевшие на бесцитрусовой диете, не выздоровели. Через сорок лет после выхода в свет его «Трактата о цинге» британское адмиралтейство в 1795 году издало приказ давать матросам ежедневную порцию сока лайма (лимона), и с той поры цинга среди матросов британского флота прекратилась. Хотя, по свидетельству Энциклопедии Британника, «проявления цинги на протяжении XVIII века представляют картину воистину ужасающую». Понадобилось еще полтораста лет, пока наконец в 1928 году Альберт Сцент-Дьерди не выделил из знаменитого венгерского красного перца витамин С в чистом виде. За что, в частности, ему и была присуждена Нобелевская премия 1937 года по физиологии и медицине.

Совсем малые количества аскорбиновой кислоты (витамин С), всего 10 миллиграммов в день, требуются человеку, чтобы не заболеть цингой. Однако его возможности не ограничиваются только этим. Витамин С в больших дозах (1,0–3,0 грамма в сутки) успешно предотвращает простудные заболевания и способствует быстрому излечению от гриппа; ускоряет рубцевание ран и вообще восстановление соединительной ткани при различных воспалительных процессах, как, например, при ревматизме, полиартритах и даже при отложении солей, чрезвычайно распространенном в нашу сытую и малоподвижную эпоху. Он способствует нормальному росту детского организма и повышению успеваемости школьников. А при всевозможных передрягах, по-научному стрессах, витамин С, укрепляя надпочечники, позволяет устоять против жизненных бурь и катаклизмов.

Фундаментальное значение витаминов в биологии настолько велико, что не случайно Казимеж Функ назвал их так — «vita», что на латыни значит жизнь. А число нобелевских лауреатов среди ученых, которые их исследовали, сравнимо разве что с когортой физиков-теоретиков, чьи работы так изменили жизнь человечества в XX веке.

Восемь лет потратила англичанка Дороти Кроуфут-Ходжкин, чтобы определить строение витамина В12. Без компьютеров и другой современной техники отважная женщина, чей портрет по праву находится в Нобелевском зале Лондонской национальной портретной галереи, установила структуру самого сложного из витаминов. Лечение злокачественного малокровия, в прошлом уносившего сотни жизней, и ряда тяжелейших неврологических заболеваний было бы невозможным без этого открытия.

Поиск

Блок "Поделиться"

Физика

Химия

Методсовет

watch tv series online watch series online watch tv shows free online watch tv shows free online