Начальная школа

Русский язык

Литература

История

Биология

География

Математика

– Лупа у тебя? – спросила Молли. – А не опасно носить ее с собой?

– Может, и опасно. Но выбросить же нельзя! Без нее мы не сможем стать большими, когда выберемся отсюда.

– Нет, я просто думаю, что с ней надо обращаться осторожно и держать ее подальше от электричества, пока мы тут. Нужно ее обезвредить.

– Изолировать, хочешь ты сказать? Но как? Здесь же сплошная сырость. Если ее завернуть во что-нибудь, в материю какую-нибудь, в ват у… Есть! Снимай носки!

Они быстро разулись, сняли носки и тщательно завернули лупу во все четыре.

– А теперь что с ней делать? В карман ее уже не сунешь. – Макс покачал на ладони объемистый ком.

– Сунь за пазуху, только рубашку хорошенько заправь в джинсы. Я беру на себя Бакстера, а ты береги лупу.

– Главное – не допускать больше дурацких ошибок!

– Каких еще ошибок? Ты же, наоборот, во всем разобрался.

– Да, только не сообразил, что после молнии и грома могут объявить боевую тревогу. Просто мозг сначала должен был обработать полученные сообщения и только потом ощутить страх и ввести особое положение. А я проморгал, и мы чуть было не погибли. И нас наверняка уже разыскивают как убийц.

– Хоть бы Вольняшка вернулся! Без него мы все равно плутаем, а он по крайней мере знал, куда нас ведет.

Вскоре они вышли к компании кучно сидящих приземистых клеток, занятых производством какого-то гормона.

– Сбавляй обороты! – крикнула одна клетка остальным. – Угроза затопления. Гипофиз мне просигнализировал. Тело перепило воды. Извлечь затычки! Спустить излишки!

– Да уймись ты, что мы, кода не знаем, что ли? – отозвалась другая. – Открыть шлюзы! Перекур!

Клетки потянулись, расслабились и принялись болтать между собой.

– Э-эй! – позвала одна, завидев близнецов. – Подсаживайтесь к нам!

– А чем вы заняты? – спросила Молли. – Вы водопроводные клетки?

– Нет, мы контролеры. Заведуем включающими и выключающими механизмами – производим гормоны, которые регулируют выброс воды почками.

– Работа у нас очень тонкая, – вставила ее соседка, остальные закивали. – Вода в Теле должна поддерживаться на строго определенном уровне, хотя оно ее пьет, когда ему вздумается. Да еще потеет, а также выдыхает влагу.

– Случается, оно даже плачет, – продолжала третья, – и расходует на слезы гораздо больше воды, чем положено на обычное промывание глазного яблока. Все эти непостоянные величины делают нашу работу такой сложной! Мы должны предохранять Тело от высыхания и от затопления, и даже от риска захлебнуться избытком воды в легких. Мы – операторы водосбрасывающих устройств.


i 088 

Теперь все клетки с интересом смотрели на близнецов, а одна спросила:

– Чем можем быть вам полезны?

– Нас к вам направили клетки мозгового слоя надпочечника. Они сказали, что вы знаете, нельзя ли покинуть Тело через почку.

– Пара пустяков! Наши клетки в почках поддерживают прямой контакт с тем, что называется Снаружи, и они решают, сколько и чего туда отправлять.

– Как до них добраться?

– Мы переговариваемся с ними через кровь вот в этом капилляре. Он отходит вон от той артерии. Пойдете по ней и, когда доберетесь до очень-очень большой артерии, сворачивайте налево. Ошибиться невозможно…

– Куда вы торопитесь? – перебила соседняя клетка. – Посидите с нами, поболтаем. У нас ведь перерыв.

– Мы бы рады, – ответила Молли, – но нам пора.

– Чепуха! Вы в гостях у эндокринной системы, а мы любим делать все медленно, но верно – ну, разве что в мозговом слое надпочечника случается иногда беготня. Посидите, отдохните.

– Нет, правда, мы никак не можем.

Видите ли, с нами там случилось несчастье. Одна клетка… ну, погибла…

– Так что ж такого? Миллионы гибнут ежедневно от всевозможных естественных причин.

– Но причина была не очень естественная, – продолжала Молли. – Ее убили мы.

Клетки всколыхнулись и начали перешептываться.

– Мы спасаемся бегством, – пояснила Молли.

– Убийство! – хором выдохнули клетки.

– Да нет, несчастный случай! – воскликнул Макс.

– Какая разница? У Тела есть свод законов. И убийство запрещено, – объявила самая словоохотливая клетка.

– Но мы же ничего плохого не делали! Сами чуть не погибли. Мы не здешние, живем Снаружи. И вообще мы ни в чем не виноваты.

Клетки подозрительно посматривали на них, и Макс рассказал всю историю с начала до конца.

– Вот видите, – кончил он, – это же роковая случайность!

– Закон есть закон, – возразила клетка.

– Пожалуйста, помогите нам! – умоляюще сказала Молли. – Мы ничего дурного никому не желали… – Она всхлипнула. – Мы хотим только вернуться к себе домой.

– Не плачь, маленький человек! Это ведет к серьезной потере воды – нам только лишняя работа.

Клетки начали совещаться: шептались, спорили, искоса поглядывали на близнецов. Кивали, вздрагивали, советовались с кодом ДНК внутри себя и в конце концов объявили свое решение.

От имени всех говорила первая клетка:

– Мы пришли к заключению, что по не зависящим от вас обстоятельствам вы… совершили убийство.


i 089 

Остальные мрачно закивали.

– Но! – продолжала клетка. – Но ответственности не подлежите. Поэтому мы не выдадим вас Оборонительным Силам, а приговариваем к изгнанию из Тела.

– Мы же только этого и хотим! – воскликнул Макс.

– Ничего другого нам не надо, – подтвердила Молли. – Но каким образом мы изгонимся?

– Я как раз собиралась к этому перейти. Мы посылаем распоряжение почкам, чтобы они вас эвакуировали. А потому отправляйтесь прямо к ним, не сбиваясь с пути, не задерживаясь. Они будут вас ждать.

– Огромное спасибо! – Молли подхватила Бакстера. – Не беспокойтесь, мы бегом!

– Не забудьте: первая большая артерия, налево.

– Неужели сейчас выберемся? – Молли устремилась за Максом вдоль артерии. – Смотри, вот тут налево!

Они вошли в темную пещеру внутри гороподобной почки. Большая артерия почти сразу же разветвилась на мелкие, которые завершались большими круглыми клубками капилляров.

– Прямо как бабушкины помидоры! – заметил Макс.

Клубки капилляров выглядели внушительно – красные шары на длинных извивающихся стеблях. Молли заглянула в отверстие ближайшего шара.


i 090 

– На твоем месте я бы не стала залезать внутрь! – предостерегающе сказала клетка с края отверстия. – Мы там выжимаем кровь.

Молли так и отпрянула.

– Нормальный процесс, – заметила клетка. – Ничего особенного. У нас тут, в этой части нефрона, такая работа: выжимать кровь. Прачечное ведомство. Мы забираем грязную кровь, полную всяких шлаков, которыми ее засоряют прочие клетки, и фильтруем, пока она как следует не очистится.

– А в надпочечнике нам сказали, что вы регулируете уровень воды…

– Этим занимаются пониже. – Клетка повела ядром в направлении длинных извивающихся стеблей. – Вон те канальцы. Их дело – сброс воды и восстановление ее уровня. Мое дело – выжимание. Воду и шлаки мы выжимаем из крови вот тут, – она указала на клубочек капилляров – и спускаем их в каналец, а кровь отправляем дальше, со всеми ее клетками, но заметно подсушенную. Каналец проверяет жидкость, решает, что и в каком количестве оставить, и возвращает в кровь ровно столько воды, сколько нужно. Но все это происходит внизу.

– Наверное, нам туда и надо, – сказал Макс. – Нас прислали для эвакуации.

– Да-да. Спуститесь по моему канальцу до того места, где он становится совсем узким и делает обратный поворот. Там помещаются шлюзовые ворота, там и решают, что надо выбросить вон.


i 091 

Каналец был похож на завязанную узлами змею. Близнецы карабкались вниз, переступая через капилляры. Не успели они добраться до поворота, как клетка в стенке закричала:

– Опаздываете! Где вы задержались?

– А кто вы? – спросила Молли.

– Транспорт. Водопроводное ведомство. Мы управляем насосами.

– Воду качаете?

– А вот и нет! Мы качаем соль.

– Соль?

– Ну да. А вода сама за ней следует. Можете мне поверить: если хотите иметь дело с водой, берите в помощь соль. Вода всегда следует за солью. Не может удержаться от соблазна. В этом и заключается моя работа: регулировать их взаимное тяготение. Распоряжения я получаю от коры надпочечника – сколько соли качать и когда. Соль, а за ней вода попадают в кровь в том самом капилляре, на котором вы стоите. Кровь в нем густая и просто жаждет воды. Но после того как мы заканчиваем свою работу, кровь становится нормальной, а шлаки и избыток воды остаются вот тут у нас, и мы их эвакуируем.

– Значит, в канальце моча? – спросила Молли.

– Совершенно верно! А теперь давайте залезайте. Я получила распоряжение доставить вас наружу.

– Погодите! – Макс ухватил Молли за плечо. – Скажите, пожалуйста, а что содержится в моче?

– Вода, шлаки, всякий мусор, я же вам говорила.

– А кислород?

– Ни в коем случае! Что мы, идиоты? Кислород – ценнейшая вещь! Им мы не швыряемся.

– В таком случае мы не полезем. Мы же утонем.

– Чепуха! Моя обязанность – следить, чтобы Тело не утонуло. Значит, ты не слушал, что я говорила!

Макс терпеливо объяснил ей, кто они такие, что с ними произошло и почему они неминуемо погибнут в моче.

Клетка внимательно его выслушала, а потом сказала:

– Гм, понимаю. Тогда лучше бы вы не стояли на капилляре!

– А что?

– Если макрофаги вас разыскивают, им ничего не стоит обнаружить вас сквозь стенку и вылезти в щелку. Для них это дело привычное.

– Ой! – Молли попыталась поднять обе ноги сразу.

– Значит так: я перекину вас на отводную трубу, в которую сбрасываются отходы, и вы сможете спуститься по мочеточнику. Все канальцы в конечном счете ведут туда.

Клетка заручилась помощью своих соседок в петле, Макс и Молли с Бакстером перешли на самый изгиб, и были переброшены на высокий ветвящийся ствол вдали от капилляров. Они перебирались с ветки на ветку, сползали вниз по скользкому цилиндру и в конце концов добрались до огромного мочеточника, коллекторного трубопровода, который тянулся по внутренней стороне Тела сверху вниз.

 

Поиск

Поделиться:

Физика

Химия

Методсовет