Начальная школа

Литература

Русский язык

История

Биология

География

Математика

В одной из соседних альвеол огромная клетка сердито ворчала себе под нос:

– Ох и работка у меня! Конца-краю нет… – Она перелилась в следующую альвеолу и осмотрелась. – Ну и ну! Грязи-то, грязи! Не знаешь, за что и браться. – Она вытянула еще одну руку, подобрала что-то и, причмокивая, проглотила в несколько приемов.

– Опять пылища! – Клетка всплеснула в воздухе короткими ручками. – И грязь, и дым! И что только Тело себе думает?

Она поползла дальше, опираясь на короткие толстые руки, непрерывно что-то подбирая, пережевывая и недовольно хмыкая. Позади нее оставалась безупречно розовая поверхность.


i 037 

– Батюшки-светы, а это еще что? – Она остановилась, приглядываясь. Каким-то образом Бакстер почувствовал, что пора просыпаться. Он лениво потянулся на вогну той мягкой постели, дернул ухом, открыл глаза и сонно посмотрел в мирный туман. Взгляд его встретился со взглядом клетки.

Бакстер взвился, выгнул спину и зашипел, пятясь вдоль стенки.

Клетка вздыбилась и ринулась вперед.

– Посторонний! – ревела она, грозя множеством кулачков. – Целый обед!

В тумане ее рев раскатывался эхом, и Макс с Молли не могли разобрать, откуда он доносится.

– Бакстер! – завопили они и вскочили. Сначала они бросились в одну сторону, потом в другую, потом заметались, не понимая, куда бежать.


i 039 

Бакстер отчаянно шипел и бил когтями по воздуху. Клетка снова взревела и распахнула пасть так широко, что в ней уместился бы десяток оранжевых котов, даже таких крупных.

– НЕ НАДО! – закричала Молли. Выскочив из тумана, она подхватила Бакстера на руки. Макс встал между ней и великаншей, угрожающе крича и размахивая руками.

Клетка только заревела еще громче и разинула пасть еще шире: обед из трех блюд – по труду и награда.

Но обед вопил, шипел, свирепо махал руками.

– Тише! – приказала она. – Как вы себя ведете? Только аппетит портите.

– Разрешите, я объясню! – крикнул Макс.

– Потом, потом, после обеда. Чего расшумелись?

– После обеда мы уже не сможем поговорить, – убедительно сказал Макс. – Если вы нас съедите.

Клетка задумалась.

– Ладно. Какая разница? Сперва поговорим, потом перекусим. Ну, так что вам надо? И почему вы шляетесь по моему легкому?

– Мы не шлялись. Мы искали потерявшегося кота. Теперь вот нашли его и сейчас же уйдем… – Макс попятился и прощально помахал рукой.

– Стоп, стоп! Кто вы такие? Кем работаете? – Она перевалилась поближе и выпустила дополнительные руки.

– Мы еще не работаем, мы дети, – начал Макс.

Молли повернулась к ним спиной, старательно укрывая Бакстера, но кот тут же выглянул у нее из-за плеча и распушил хвост.


i 040 

Макс еще раз попытался отвлечь внимание клетки от Молли, тихонько отступавшей к выходу:

– Мы маленькие человеки…

Волшебное слово возымело действие.

– Человеки? – испуганно охнула клетка. – А куда ж вы подевали остальные свои руки и ноги?

– Мы ведь живем Снаружи, нам больше не требуется, – объяснил Макс. – Нет, правда, нам и этих за глаза хватает.

– Тогда понятно, почему вы не работаете, бедненькие вы мои. Ну какой от вас может быть толк? – Она подцепила пылинку, задумчиво ее пожевала и облизнула пальцы. Потом перегнулась, внимательно посмотрела на Макса и сказала вполголоса: – Значит, вы Сверху? Я же давно просила, чтобы ко мне кого-нибудь прислали потолковать. Уж совсем заждалась. Другой такой работящей макрофагши вам не найти! Я свои обязанности знаю. Но когда мусор так и сыплется, так и сыплется… – она всплеснула всеми своими руками, и несколько пушинок разлетелось в разные стороны… – тут уж никаких сил не хватит, а?

– Вы сказали, что вы макрофаг? – переспросил Макс.

– Правильно. Так в своем рапорте и доложи: дескать, альвеолярная клетка из отряда макрофагов в составе Оборонительных Сил службу несет в легком. Работа у меня самая ответственная: чищу его, чтобы кислород свободно поступал в капилляры. Я работу свою люблю, да только тревога меня берет. Так ты и доложи. – Она шмыгнула носом. – Им там, Наверху.

– Обязательно! – Макс энергично закивал, отступая к выходу.

– Нам что надо? Чтоб связь была, постоянная… и чтоб взаимодействие обеспечивалось… – Близнецы, улыбаясь и кивая, ускользнули в отверстие, а клетка все еще возбужденно жестикулировала. – Пыль! Грязь! Пух! Мех! И эта мерзкая рыжая зверюга… Э-эй! А она-то как же? Она же не человек! Она – ЧУЖАК!

Клетка с ревом ринулась вдогонку, прокатилась в отверстие и увидела… пустую альвеолу.

– Куда же они подевались?

Но как она ни рыскала, как ни шарила, найти удалось только клок оранжевого меха, торчавший из стенки между двумя плоскими клетками. Вытащив его и сердито проглотив, большая белая клетка буркнула:

– Превращают легкое непонятно во что!

Потом она двинулась дальше, словно щетка мощного пылесоса, оставляя за собой чистую розовую полосу без единой пылинки.

А беглецы притаились по ту сторону стенки в капилляре. Молли крепко держала Бакстера, который угрюмо подергивал хвостом.

– Бедненький, ты уж не сердись, что мы тебя притащили сюда! – Она погладила его намокший мех. – Надо было спасаться. – Оторвав от плеча когтистую лапу, Молли поглядела на брата. – Молодец, Макс, художественная работа!

– Да, еле-еле выкарабкались, – ответил он. – Ну вот, опять! Смотри!

Их выследил лейкоцит – белая кровяная клетка помельче и попроворней макрофагов; он ловко лавировал в капиллярном лабиринте, с каждой секундой приближаясь.

– Они тут кишмя кишат! Куда нам теперь бежать?

Не отрывая от близнецов свирепого взгляда, лейкоцит искривил пасть в гаденькой улыбочке. По обоим кругам кровообращения разнеслись всевозможные слухи о разведчиках, наделенных особыми полномочиями. Два эритроцита, помогавшие Максу и Молли, не пожалели красок, описывая их таланты. Другие клетки крови, передавая истории дальше, не скупились на все новые фантастические подробности невиданных подвигов. Лейкоцит, наслушавшийся этих историй, совсем побелел от зависти и налился лютой злобой.


i 040 

– Полномочные разведчики! Еще чего! – презрительно бурчал он. – Меня не проведешь! Не будь меня, эти круглые тупицы расстелили бы ковер легочной чуме! Но мне они головы не задурят. Шпионы чужеродные, вот они кто! – Его глаза зловеще сверкнули, он перегородил собой узкий проход.

– Он нас сейчас сожрет! – вскрикнула Молли и уткнулась лицом в пушистый бок Бакстера.

Макс выставил перед собой ладони в бессильной попытке отвратить неотвратимое.

Лейкоцит ринулся вперед.

Из лабиринта молниями вылетели две круглые красные клетки и ударили лейкоцита сбоку с такой силой, что он отлетел в соседний туннель.

– Вы за это поплатитесь! – завопил лейкоцит, но его голос вскоре замер в отдалении.

– Эй! – крикнул эритроцит, возивший Макса. – Похоже, вам требовалась помощь. Он жуткий подлюга. Мы его давно знаем.

– К счастью, плавать против течения он не умеет, – добавил его приятель.

– Вы нас спасли! – воскликнула Молли. – В жизни не была никому так рада!

– Ух, я думал, нам конец. А здорово вы его!

– Все развлечение, – сказал эритроцит Макса. – К тому же он всегда обзывает нас дураками. Сбить с него немножко спеси только полезно. Но у него есть дружки, и они скоро сюда явятся. – Эритроцит перекатился ближе к Бакстеру. – Как вижу, задание вы выполнили. Отыскали то, что должны были отыскать!

Бакстер прижал уши и зафыркал.

– А для чего он вам? – поинтересовался эритроцит.

– Ну, чтобы гладить и кормить, – ответила Молли. – Он только сейчас такой, а вообще он очень хороший.

– Не понимаю, почему эта белая клетка так сразу на нас кинулась, – заметил Макс. – У нас до сих пор все шло довольно гладко.

– Боюсь, это мы наговорили лишнего, – смущенно ответил эритроцит. – Мы ведь не думали, что вы вернетесь. Теперь про вас все знают. Белые клетки терпеть не могут тех, кто не прошел их контроль. Ну, а после того, что случилось, они начнут гоняться за вами по-настоящему. Лучше поскорее садитесь на нас. Оставаться здесь вам никак нельзя.


i 041 

– Придется еще разок прокатить вас сквозь сердце, но мы вас ссадим при первом же удобном случае, – сказал второй эритроцит. – Только потом постарайтесь держаться от крови подальше.

«Повезет, повезет, повезет-везет-везет!..» – мысленно напевала Молли, подсаживая Бакстера на эритроцит. Он удержался, она пристроилась сзади, махнула Максу, и они поплыли.

– Привет, ребята! – Из стенки капилляра выскользнул Вольняшка, тонкий как нитка, но тут же собрался в каплю. – Вижу, кота вы нашли. И без всякого труда. Ну вот, а я что вам говорил?

– А вы лучше бы вообще помолчали, – отрезал Макс.

Но Вольняшка как ни в чем не бывало продолжал тараторить, пока его голос не заглушили громовые удары сердца.

Они влетели в левое предсердие, а оттуда сквозь митральный, или двустворчатый клапан – в огромный левый желудочек. Его бугристые стенки мощно сжались, и их выкинуло в широченный кровеносный сосуд.

– Аорта! – взвизгнул Вольняшка, едва вновь собрался.

Аорта чу ть растянулась, напряглась и выбросила их в одно из своих многочисленных разветвлений.

– Это сонная артерия, ведущая к голове, – объяснил им эритроцит, на котором ехала Молли.

– Артерии несут кровь от сердца к клеткам, – поспешил добавить Вольняшка. – Кровь в них находится под большим давлением, поэтому артериям нужны крепкие стенки, чтобы не разорваться. Вот так-то!

Позади них гремело сердце, и после каждого удара они ощущали мощь, которая гнала их вперед.

– Это пульс! – сообразил Макс.

Они повернули раз, другой, третий и поплыли медленнее.

– А вот и капилляры начинаются! – возвестил Вольняшка, когда ветвящиеся сосуды стали совсем узкими. – Сделаем еще кружок?

– Нельзя, нас разыскивают, – ответил Макс. – Нам надо выбираться из крови.

– Пф! Они вас не тронут, раз с вами я.

Макс и Молли переглянулись и тотчас спешились. Они дружески помахали своим эритроцитам, которые заметно потемнели, потому что успели отдать кислород клеткам по ту сторону капиллярных стенок.

– Ну ладно, раз вы настаиваете. – Вольняшка пожал плечами. – Только предупреждаю, это будет непросто!

– Почему? – спросила Молли.

– Потому что тут мозг. Наш главный компьютер. И охрана здесь ой какая строгая! Не верите, так попробуйте раздвинуть эту стенку.

Близнецы взялись за края смежных клеток.

– Тянем, как в легком, – скомандовал Макс.

Но на этот раз клетки не поддались.

– Эй, что вы делаете? – спросила одна из них. – Мы не можем вас туда пропустить. Мозг – механизм тонкий и хрупкий, и наша обязанность – проверять все, что пытается проникнуть внутрь.

– Ну-ка, отпусти мой край! – потребовала другая.

– Но им можно! – Вольняшка принял чрезвычайно официальный вид. – Они со мной, а у меня есть постоянный допуск. Моя жидкость доставляет продовольствие и кислород тамошним клеткам. – Плоские клетки начали совещаться, а Вольняшка обернулся к близнецам. – Со мной вам обеспечен самый лучший прием.

Меня там прекрасно знают. Клетки мозга все жутко умные и любят поговорить. Я нахожу их прекрасными собеседниками, почти моего уровня.


 

Капиллярные клетки в конце концов, хоть и без особой охоты, согласились их пропустить: Вольняшка беззаботно гарантировал им все, на чем только они ни настаивали.

– А теперь поднажмите, – скомандовал он, – и вперед!

На этот раз плоские клетки не воспротивились и раздвинулись ровно настолько, чтобы можно было кое-как протисну ться между ними.

– Я пролезу первым, – сказал Макс. – а ты передашь мне Бакстера. – С этими словами он нырнул в дыру головой вперед.

Молли пропихнула Бакстера и пролезла сама. Вольняшка вытянулся, перевернулся и проскользнул в щелку, которая сразу же сомкнулась за ним.

 

Поиск

Поделиться:

Физика

Химия

Методсовет