Начальная школа

Литература

Русский язык

История

Биология

География

Математика

Макс и Молли опускались все ниже. Мелькали огни, обгонявшие близнецов струи крутили их, швыряли и толкали в какой-то доверху затопленный туннель.

– Мы тонем! – охнул Макс.

– Да нет же! Я дышу. Вот попробуй.

Макс осторожно подергал носом, потом сделал вдох. Действительно, он был погружен в поток с головой, но дышал.

– Как ты? Ничего? – спросил он.

Молли кивнула.

– Что случилось-то?

– Не знаю. Все произошло как-то сразу. Меня вдруг засосало – ну и вот…

– А где мы? Куда девался Вольняшка? – Молли огляделась. – Тут все красное.

Течение тянуло ее за одежду.

– Посмотри! – Макс ткнул пальцем через плечо. Их нагоняла целая вереница пухлых красных дисков. – Это эритроциты, красные кровяные клетки. Прямо как в книге! Мы с тобой в крови!


i 023 

Они прижались к вогнутой стенке.

– А я-то все гадала, где кровь! – вздохнула Молли. – Вольняшка ведь сказал, что она забирает питательные вещества. Мы все еще уменьшаемся? – Она поглядела на свои руки.

– Не знаю. Тут не к чему примериться.

– Ну что, что нам делать? И Вольняшка пропал… – всхлипнула Молли.

– А какой от него толк? Чем хуже становится, тем он больше веселится. Ничего полезного нам не сказал. И легкие неизвестно где. Бакстера нам в жизни не отыскать!

– А все-таки с Вольняшкой как-то спокойнее… Хорошо еще, что нам тут есть чем дышать!

– Еще бы! – Из стенки угрем выскользнул Вольняшка. – Красные клетки уделяют вам чуточку своего кислорода. Они – с моей помощью, разумеется! – доставляют его всяким другим клеткам и обменивают на углекислый газ. Ну, понравилось вам всасываться?

– А как по-вашему? – огрызнулся Макс. – Неужели трудно было предупредить заранее?

– Макс, погляди! Вольняшка стал таким же, как раньше. Значит, мы перестали уменьшаться.

– Спасибо и на том! – проворчал ее брат. – Но все-таки где мы?


i 024 

– В капилляре. Мельчайшем из кровеносных сосудов. – Вольняшка обдал их градом брызг. – Он полон крови и восхитительнейшей влаги! Большие артерии разветвляются на миллионы таких капилляров, они вьются повсюду, донося кровь до самых отдаленных уголков Тела. А кровь, разбиваясь на ручеечки, замедляет течение и успевает произвести обмен с клетками. Вот эта кровь забирает питательные вещества из кишечника – с моей помощью, разумеется! Меня тут величают плазмой. Где бы они были без плазмы? Как не возгордиться немножко!

– Прошу прощения! – Эритроцит повернулся боком и чуть было не застрял в узком сосуде. Прижав их к стенке, он еле-еле протиснулся мимо.

– Мы устроили затор! – ахнула Молли.

Позади скопилась длинная очередь красных клеток.

– Двигались бы вы дальше! – сказала одна из них, покачиваясь рядом с Молли. – Того и гляди тромбоз устроите! Это же капилляр! Движение одностороннее, стоянка и остановка запрещены, а уж торчание на дороге тем более! Вам куда, собственно, нужно?

– В легкие, – пробормотала Молли, запинаясь от удивления. – Мы хотим забрать нашего кота. Вы не знаете, где они находятся?

– Еще бы не знать! Двигайтесь с кровью и рано или поздно попадете в легкие. Кровь заглядывает всюду.

– Ну, положим, не всюду! – вмешался Вольняшка. – Есть такие известные мне местечки, о каких вы и слыхом не слыхали. И вообще их провожаю я, а ты проваливай!

– Вольняшка, пока мы от вас особой помощи не видели! – заметил Макс.

– Пф! – обиженно фыркнул Вольняшка.

Эритроцит посмотрел на Молли и спросил:

– Тебе трудно плыть?

– Угу! – Она подняла руку. – Одежда вся насквозь промокла, а кроссовки полны воды… то есть какой-то жидкости. – В доказательство она похлюпала обеими кроссовками.

– Так давай я тебя подвезу. Сейчас узнаю, не согласится ли мой товарищ взять второго. Нам ведь все равно надо убрать вас отсюда.

Надувшийся было Вольняшка вскоре уже весело хихикал, наблюдая, как близнецы пытаются забраться на эритроциты. Молли уселась на своем.

– Как надутая автомобильная камера… – начала было она и тут же слетела вниз.

Вольняшка просто перекувырнулся от смеха, и даже Макс улыбнулся, но он и сам позорно не удержался на своем эритроците. В конце концов они поставили клетки боком и сели на них верхом.

– Словно на пони скачешь, – заметил Макс. – Только этим пони все равно, сверху их всадник или снизу.

– Э-эй! – донесся голос откуда-то сзади. – Чего вы застряли? Мы вот-вот начнем слипаться!


i 025 

К негодующему голосу присоединились другие. Но тут близнецы поджали ноги, и ток крови увлек их вперед. Они плыли, ударяясь о стенки, перекувыркивались, сталкивались с соседними клетками, которые вылетали в их туннель из устьиц других туннелей запутанного лабиринта. Макс, изо всех сил цепляясь за свой эритроцит, покосился через плечо на бесконечную вереницу одинаковых красных клеток. Когда же он снова посмотрел вперед, то не увидел ни Молли, ни Вольняшки. Они свернули в какой-то боковой туннель.

– Я потерялся! – охнул он.

– Потеряться ты не можешь, – возразил эритроцит под ним, и Макс даже вздрогнул: ведь до сих пор тот хранил полное молчание. – Сейчас мы только заглянем в печень, а оттуда – прямехонько в сердце.

– Ну-у-у… – Макс чу ть не плакал. – Нам же надо в легкие!

– Так от сердца до легких рукой подать. Там уж не промахнешься!

– А все клетки разговаривают?

– Только когда мы хотим, и только когда мы совсем рядом. Правда, по слухам, есть клетки, которые переговариваются через все Тело, но, значит, голоса у них погромче наших. А вот гормоны, вестники, которых посылают железы, хоть и путешествуют с кровью, с нами не разговаривают – только высматривают клетки, которые знают их код.

– Вы не могли бы поговорить с эритроцитом, который везет Молли?

– А зачем? Сейчас мы и так их увидим. Тут все капилляры начинают собираться в вену. Это ведь кровеносная система! Мы непрерывно описываем одну большую восьмерку. Да, кстати, я таких, как вы, еще ни разу не видел. По делам путешествуете?

– По делам. Кота разыскиваем, – ответил Макс. – Найдем – и домой.

Эритроцит взвешивал полученные сведения. Если не считать кровеносной системы, Тело он знал довольно плохо, но слышал, что оно таит много неведомого, обладает загадочными функциями и временами возлагает на кого-то странные и увлекательные поручения. Собственная его работа, при всей ее важности, была несколько однообразной, и он порой грезил о приключениях. Уж, наверное, этот ни на что не похожий незнакомец выполняет редкую и опасную миссию под кодовым названием…

– Ко-о-та, – повторил он про себя и шепнул Максу заговорщицким тоном: – Сверхсекретно? Нет-нет, не отвечай! Можешь на меня положиться, доставлю по назначению.

Внезапно из устья узенькой вены вылетела Молли и столкнулась с ними. По мере того как сосуды становились шире, движение все убыстрялось.

– Ой, как я рада! Куда ты девался?! – воскликнула Молли.

– Это вы не туда свернули. А Вольняшка где?

– Там! – Молли мотнула головой. – Хохочет. Он страшно развеселился, когда ты пропал.

Вена к этому времени стала огромной, и кровь вынесла их в печень. Тут сосуды вновь начали дробиться, течение замедлилось, и вскоре они уже тихо плыли по узенькому туннелю.

– Вот здесь печень забирает питательные вещества из плазмы, – сообщил им эритроцит, на котором ехала Молли.

– Чтобы изготавливать желчь? – спросила Молли.

– Ага! – Возникнув неведомо откуда, Вольняшка поспешил ответить сам и смерил эритроцит злобным взглядом. – Печень вырабатывает желчь, но вообще-то она хранит запасы питательных веществ и выдает их понемножку, по мере надобности. Кроме того, она обезвреживает всякие яды и токсины.

– Яды! – вскричала Молли. – Обед был отравлен?

– Кто его знает! – Вольняшка пожал плечами, но продолжал объяснять: – Мы тут много что считаем ядом. Алкоголь, например. К счастью для нас, печень поглощает все это, разлагает и выбрасывает в мусор.


i 026 

Продолжая жестикулировать, он поглядел вперед – и тут же словно бы потерял нить своих рассуждений и мгновенно отстал.

Верховые эритроциты начали перешептываться. Макс вгляделся вдаль и ахнул. Что-то огромное, смахивающее на чудовищного осьминога, стояло поперек туннеля.

– Что это? – спросила Молли.

– Телохранитель печени, – ответил ее эритроцит. – Это макрофаг из состава Оборонительных Сил. Он выглядывает посторонних. Но ведь удостоверения личности у вас с собой?

– Вольняшка! – позвал Макс, оглянулся и как раз успел увидеть, как тот скрылся в стенке. – Эй! Вольняшка!

Но Вольняшки и след простыл – Максу показалось, что в последний момент он пугливо глянул через плечо.

Они неотвратимо приближались к осьминогоподобному макрофагу.

– И что он делает с посторонними, когда их ловит? – спросила Молли.

– Съедает, – ответил эритроцит. – Если попадается крупная добыча, он обволакивает ее со всех сторон и потихоньку растворяет.

Молли поперхнулась и уставилась на чудовище. Полдюжиной ног оно упиралось в стенки туннеля снизу, сверху и сбоку, подвесившись поперек их пути. Внезапно чудовище выбросило вперед небольшие лапки, ухватило какого-то злополучного малютку, бросило его в огромную дряблую пасть, проглотило, причмокнуло и улыбнулось.

Затем оно повело из стороны в сторону выпученными глазами, увидело близнецов, снова причмокнуло и взревело:

– Посторонние? Стой! Пароль!

Макс и Молли скользнули назад по округлым спинкам своих друзей.

– Не бойтесь! – шепнул эритроцит Макса. – Мы вас не выдадим! Сейчас проскользнем мимо и прости-прощай!

Однако могучий макрофаг с быстротой удава крепко их ухватил.

– Отпусти меня, бандюга! – пискнул эритроцит Молли, но огромная клетка, не слушая его, продолжала пялиться на близнецов.

– Ого-го-го! Что бы это могло быть? – загремела она. – Десерт прибыл? Ух, как я люблю десерт!

Макрофаг выбросил длинный нос и принюхался. Глаза у него выпучились еще больше.

– Ну и ну! Чего только Тело не кушает!

Еще один малютка чуть было не проскользнул мимо, но гигант проворно ухватил его и швырнул себе в пасть. Потом почмокал, рыгнул и снова заревел:

– Отвечайте: кто вы и куда направляетесь?

– Просто туристы, – заикаясь, ответил Макс. – Мы тут проездом.

– Ха-ха-ха! Шутка не дурна! – Чудовище напрягло щупальца.

Молли сглотнула.


i 027 

– А что вы едите? – Она кашлянула, чтобы унять дрожь в голосе. – Ужасно вкусное, да?

– Да нет, все одно и то же! – Макрофаг опять рыгнул. – А вот вы оба по виду редкий деликатес.

– Что вы, что вы! – перебил Макс. – Мы жесткие и жилистые. Сами поглядите! – И он напряг бицепсы.

– А уж костлявые! Вот, убедитесь своими глазами! – Молли пошевелила пальцами. – Вы наверняка подавитесь. Мы только застрянем у вас в глотке.

– А у меня никакой глотки нет. И вообще я обожаю новые вкусовые оттенки и новые консистенции. О, я большой гурман! И вас попробую с наслаждением. Кстати, вы какие микроорганизмы?

– Да мы же дети! – крикнул Макс.

– Вот и отлично. Разовью свой вкус.

Пасть разинулась еще шире, готовясь их втянуть.

– Погодите! – взмолилась Молли. – Будь мы микроорганизмами, у нас и запах был бы, как у них, правда? А вы понюхайте! У вас же нос специально для этого, ведь верно?

Она плотно сжала губы и перестала дышать, всем сердцем надеясь, что желудок устроил им хорошую санитарную обработку. Макрофаг вытянул длинный гибкий нос и старательно обнюхал их.

– Ну-у… микроорганизмы, не спорю, пахнут по-другому. То есть те, какие мне доводилось ловить. Но все равно, пахнет от вас чем-то очень знакомым.

Молли рискнула еще раз:

– Естественно! Мы же человеки. Ну, как ваше Тело…

Тут же ей в голову пришла страшная мысль: а вдруг это Тело и не человеческое вовсе? Какие, собственно, тела у великанов? Да и относятся ли они к тому же биологическому семейству, что и человек? Кто их знает!

Огромная клетка вдруг вся подобралась.

– Человеки! Почему вы сразу не сказали? Моя первейшая обязанность – защищать человека. Я ведь принадлежу к Оборонительным Силам! Вы что, с инспекцией здесь? Сами видите, я на посту! Готов глотать любые микроорганизмы.

– Следовательно, съесть нас было бы серьезным нарушением долга! – объявила Молли. – Но вы с честью выдержали проверку. А теперь пропустите нас и продолжайте исполнять свои обязанности!

– Ну, как я мог догадаться? – пожаловался макрофаг. – Человеков я никогда прежде не видел, а нас ни о чем не оповещают.

– Ничего, ничего, – снисходительно ответила Молли. – От ошибок никто не застрахован.

– Больше это не повторится! – отрапортовал макрофаг, отпустил их и распластался по стенке, давая им дорогу. Затем вытянул откуда-то сзади еще одну руку и отдал им честь.

– Значит, вот они какие, человеки, – пробормотал он, занимая свой пост. – Кто же знал, что они такие уродики?

Едва они удалились на достаточное расстояние, как эритроцит Макса вскричал:

– Верх остался за нами! Как это было блестяще проделано! Потрясающе! И как увлекательно! Задание будет выполнено! Наверное, вы у них самые лучшие разведчики!

Макс гордо улыбнулся.

– Молли, ты замечательно придумала! Мне бы и в голову такое не пришло.

– А потому что тут никакой логики не было и в помине! Да и смысла тоже. Инспекция! Сказала, что первое на язык подвернулось. – Она пожала плечами. – А про каких разведчиков он говорит?

– Должен сказать, находчивость была проявлена немалая! – донесся из стенки голос Вольняшки, а затем возник и он сам, сияя улыбкой. – Отлично мы вышли из положения!

Макс смерил его сердитым взглядом.

– Большое спасибо за неоценимую помощь! Без вас мы бы, конечно, ни за что не справились!

– Ну, что ты! Какие пустяки! Всегда рад!



Поиск

Поделиться:

Физика

Химия

Методсовет