Начальная школа

Литература

Русский язык

История

Биология

География

Математика

Но близнецам было не до веселья. Пищевод кончился. Под ними, в содрогающейся пещере, бурлило свирепое горячее море. Стены пещеры ходили ходуном, изгибались, терлись друг о друга, по морю плясали волны, а сверху сыпался едкий мелкий дождичек. Близнецы со всплеском погрузились во взметнувшийся вал. Макс вынырнул, завопил: «Желудок!!!» – и увидел, что Молли изо всех сил старается отплыть от какого-то недожеванного куска нежно-бежевого цвета. Тут его захлестнула волна. Он всплыл, отфыркиваясь. Глаза страшно щипало.

i 016

– Кислота! – крикнул он и увидел, что Молли, увертываясь от чего-то красного и мягкого, плывет к салатному листику.

– Макс! Сюда! – позвала она.

Они вместе ухватились за лист и вскарабкались на него. Вольняшка приплясывал над волнами и хохотал так, что, казалось, от него вот-вот ничего не останется.

– Что смешного? – негодующе буркнул Макс, вытирая глаза. – Это же кислота!

– Ну, не совсем, – хихикнул Вольняшка. – Это желудочный сок, такая горячая похлебка. Кроме кислоты в рецепт входит много чего еще, слюна например. Желудок сжимается, выпячивает стенки, брызжется, но переваривает пищу желудочный сок. Обожаю соки! Прелесть, правда? – Он сделал широкий жест, чуть снова не рассыпался и отвесил низкий поклон.

В зеленый плотик близнецов врезался кусок редиски, набежавшая волна чуть его не перевернула и плеснула им в лицо кислотной похлебкой.

– Уй! – вскрикнул Макс. – Кислота нас разъест!

– Ничего, после обеда у нее концентрация заметно понижена, – небрежно успокоил их Вольняшка. – Это из-за молока, оно оказывает нейтрализующее действие. Могло быть куда хуже!

– И на том спасибо! – буркнула Молли, протирая глаза.

– А еще она убивает микроорганизмы, – утешил ее Вольняшка.

– Потрясающе, – сказал Макс. – Во всяком случае, утонули бы мы стерильными.

– Я все думала, что мне это напоминает, – задумчиво произнесла Молли. – Словно через автомойку проезжаешь.

– Только без машины, – добавил Макс.

Вольняшка рассыпал несколько брызг.

– И не надоело вам хныкать и жаловаться? Вперед! Пора выбираться отсюда.

– Но как? Выхода нигде не видно. Одни стенки.

– Вот в том конце есть ворота.

– Так чего же вы молчали? – произнес Макс со вздохом.

– Греби! – сказала Молли, погружая руку, как весло, в похлебку.

Подчиняясь их дружным усилиям, плотик поплыл к дальнему концу желудка.

– Погляди-ка, – вдруг сказала Молли, – все стенки в слизи!

– Они так защищаются от собственной кислоты, – объяснил Вольняшка. – Не то желудок бы сам себя переварил.

– Вот бы живот разболелся! – заметил Макс.

– Жаль, что мы не догадались обмазаться этой слизью, – сказала Молли. – Правда, тогда бы на нас остались микробы с бактериями… – Она вытерла пот со лба. – А тут жарко!

– Градусов тридцать девять, не меньше, – предположил Макс.

– Надеюсь, великан не подцепил лихорадку!

– По-моему, у меня начинается морская болезнь!


i 017 
i 018 

Они обогнули выступ и оказались совсем близко от края желудка, но никаких ворот не увидели, одни только вспученные бугром складки. Тупик! Макс с упреком посмотрел на Вольняшку, но тот лишь улыбнулся, немножко побрызгался и повис неподвижно. Вскоре среди складок появилось небольшое отверстие и начало расширяться. Извивающиеся стенки желудка сжались одновременно. Близнецы еле удержались на плотике, так стремительно он проскочил в отверстие. Его закачало на быстрине, но затем он тихо поплыл по спокойной реке. Близнецы лежали, переводя дух, а плотик двигался все дальше под красными сводами круглого туннеля.

– Тонкая кишка, – сказал Вольняшка, а когда стенки туннеля позади них сжались, подгоняя плотик, он весело добавил: – Тут работает перистальтика. Больше вам грести не понадобится.

Кругом царила тишина, нарушавшаяся лишь редким всплеском капель.

– Макс, тебя тошнит? Ты совсем зеленый! – сказала Молли.

– Большое спасибо за вопрос. Мне сразу стало легче! А вообще-то все в порядке, хотя нас и здорово качало. – Он улыбнулся мужественной, но кривоватой улыбкой.

– Хорошо хоть, что тут ничего особенного не происходит, – примирительно сказала Молли.

– Почему же? Тут много чего происходит, – возразил Вольняшка, – только не так бурно, как в желудке. Тонкая кишка завершает процесс пищеварения, прежде чем передать питательные вещества в кровь.

– А где кровь? – Молли посмотрела вокруг, но увидела только мягкие красные своды да реку растворенной пищи.

– Отсюда ее разглядеть трудновато, – ответил Вольняшка и указал вперед: – Поглядите!

В реку из стенки лился зеленый водопад.

– Но это же не кровь! – возразила Молли.

– Это еще один пищеварительный сок, он-то и завершает весь процесс, – объяснил Вольняшка. – Часть поставляет поджелудочная железа, там, за стенкой, а остальное поступает по трубопроводу из печени. – Он брызнул куда-то вбок и назад.

– А я помню, где находится печень, – похвастала Молли и ткнула пальцем в живот.

– Но почему водопад зеленый? – поинтересовался Макс, вглядываясь в разбегающуюся от струи рябь.

– Зеленый он от желчи, которую вырабатывает печень. Желчь расщепляет животные жиры и растительные масла.

Они продолжали плыть по тонкой кишке, которая петляла и извивалась – бесконечная река под бесконечными сводами. Дети ждали, когда же покажется кровь, но тут сквозь лист начала просачиваться сырость.

– Тонем! – вскрикнула Молли. – Лист весь в дырках! И они отчаянно погребли к берегу.

– Наверное, лист был покрыт оливковым маслом, которое предохраняло его в желудке, – предположил Макс. – А сейчас желчь смыла масло! И лист начал перевариваться.


i 019 
i 020 

Вольняшка одобрительно закивал.

– Я все думал, сумеете вы сами это сообразить или нет.

Близнецы выбрались на мягкий красный берег, и Молли укоризненно посмотрела на Вольняшку.

– Могли бы нас предупредить!

– Но так куда интереснее! – Он хихикнул. – Ведь верно?

– А теперь что? – сердито спросила Молли. – Тоже мне проводник!

– Может, вы хотели, чтобы вас унесло в толстую кишку? – фыркнул Вольняшка. – Дальше-то она начинается. А вы оба такие неженки, что вряд ли вам в ней понравилось бы. Там ведь одни отходы и мусор.


i 021 

– Да, конечно, – согласилась Молли со вздохом. – Но предупредить нас вы все-таки могли бы. – Она проводила взглядом расползающийся плотик. – Спасибо тебе, наш верный кораблик! Я буду вспоминать тебя всякий раз, когда мне придется есть салат.

– Придется ли? – сказал Макс печально. – Мне не очень верится, что мы найдем Бакстера… И выберемся ли мы отсюда?

– Слушай, не говори так, а то мы совсем раскиснем!

– Ты права. Выбраться мы сможем, только если сохраним хладнокровие и способность логично мыслить.

– И будем держать ухо востро.

– Во всяком случае, мы теперь стерильны… – усмехнулся Макс. – А где Вольняшка?

– Вон на том уступе. Машет нам. – Они начали карабкаться к нему.

Стенку тонкой кишки покрывал мохнатый, чуть липкий красный ворс. Нигде не было видно ни отверстия, ни собранных в одном месте складок. Вольняшка сидел на бугорке, бесхитростно улыбался и переплетал жидкие пальцы.

– Ой, а он стал гораздо больше! – вдруг воскликнула Молли. – Я только сейчас заметила.

– Верно! Но он же говорил, что может менять свои размеры, как захочет. Только менял он их постепенно, не то мы обнаружили бы это раньше…

– И изменился не один Вольняшка! Когда мы только влезли на лист, нам там еле хватало места, а сейчас он, хотя и почти переварен, кажется огромным. Но лист увеличиться не мог… И значит… значит, уменьшаемся мы сами! – Они в ужасе посмотрели друг на друга. – Но до каких размеров мы можем уменьшиться, как ты думаешь?

– Постой, это еще не все! – воскликнул Макс. – Я еле иду. Даже ногу поднять трудно…


 

Они поглядели вниз. Их ноги погружались в липкий мягкий мех. Чем больше усилий они делали, чтобы высвободиться, тем глубже проваливались: по колено… по пояс… по грудь… по подбородок… по глаза, в которых застыло изумление. Красный мех бесшумно сомкнулся над вытянутой вверх рукой Макса, и близнецы исчезли без следа. Вольняшка только посмеивался, глядя, как они увязают, но теперь он поднялся в воздух, вытянулся в тонкую нить и проскользнул сквозь стенку. Листик салата погрузился в реку, стенки сжались, и река потекла дальше…

 

Поиск

Поделиться:

Физика

Химия

Методсовет