Начальная школа

Литература

Русский язык

История

Биология

География

Математика

 

Жизнь в еврейском гетто или в концлагере проходила в условиях полной изоляции и по строгим правилам. И правила эти были настолько жесткими и противоречивыми, что соблюдать их все было невозможно. Чтобы выжить, правила гетто нужно было нарушать. А нарушение правил каралось смертью.

Еще одна особенность гетто – это уравниловка. Там оказывались и богатые, и бедные, и начальники, и подчиненные, и все они находились в униженном положении и жили по единым правилам. Уравниловка нарушает очень важную часть нашей жизни – социальный статус.

Первое и самое страшное, что может произойти с человеком в таких условиях, – это потеря личности, которая, в отличие от нашего физического тела и даже интеллекта, развивается всю жизнь. Но если человек попадает в условия, где ей не дают развиваться, личность начинает распадаться. Сначала отказывает память: бледнеют воспоминания о привычной жизни – о книгах, семье, друзьях. Человек сосредотачивается на себе. Кроме того, он вынужден подчиняться самым дурацким правилам, как это часто приходится делать детям, и это отбрасывает его в детский возраст. Как только заключенный начинал соблюдать все правила, он умирал в среднем через 6 месяцев.

Перейдя на низшую личностную ступень, человек фактически утрачивает свой дух, свое «я», мораль, перестает следить за собой, теряет ясность сознания и умирает от какой‑нибудь болезни. Что же могло остановить распад личности в этих нечеловеческих условиях? Исследователи Холокоста обнаружили, что узники гетто и концлагерей, которые верили в Бога, сохраняли свою веру несмотря ни на что, выживали лучше других. Кроме них лучше других сохраняли себя те, у кого было ремесло (находили смысл в работе), и люди с образованием, с высоким уровнем развития личности. Они замечали, что́ с ними начинает происходить, и пытались с этим бороться.

Психолог Бруно Беттельгейм, бывший узник концлагеря, писал: заключенные решили, что будут делать не только то неприятное, что им велят делать, но и что‑то еще, свое, что их делать не заставляют. Например, никто в лагере не заставлял их чистить зубы, но они решили чистить зубы каждый день. Соскребали известку со стен бараков, делали из нее подобие зубного порошка и чистили ею зубы, хотя никакие правила этого не предписывали. И это помогало им сохраниться. Люди, которые придумывали себе какое‑то дело или начинали помогать другим, выживали лучше, чем те, кто заботился только о себе, о своем пропитании. Точно так же в гетто люди часто находили себя в вере. Они знали, что Бог послал им испытание и они должны его выдержать. Такие люди не ломались, сохраняли себя.

 

Маргарита Жамкочьян, психолог

 

Единого ответа на этот вопрос не существует. Это была ненормальная, абсурдная модель мира, но в ней, как и в обычном мире, разные люди по‑разному реагировали на похожие жизненные ситуации. Первые еврейские гетто были созданы в 1939 году, а последние – уничтожены в 1944‑м. В гетто оказались миллионы людей, и все они были разные. Многие из них к этому времени в Бога уже не верили. Таких было много среди граждан Советского Союза, живших в атмосфере официального атеизма, но не только. Про них нельзя сказать, что они перестали верить в Бога. Но некоторые, наоборот, именно там стали верующими. Среди же религиозных людей тоже бывало по‑разному: кто‑то стал там более религиозным, а кто‑то утратил веру.

Существует такое понятие в исторической психологии, которое называется кризисом веры. Человечество не раз за время своего существования переживало этот кризис. Во время Второй мировой войны его испытали миллионы. Перед ними встал вопрос: как Бог мог такое допустить? Этот же вопрос люди задают себе и в других случаях, например когда умирает близкий человек, особенно молодой. И по‑разному отвечают на него. Ответ может быть, что Бог жесток, что Он безучастен, что Его нет. Но огромное количество людей, в том числе те, кто сохранил свою веру в гетто и в концлагере, ответили на него так: Бог непостижим, человеку не дано понимать Его планы, решения и действия.

Поиск

Поделиться:

Физика

Химия

Методсовет