Начальная школа

Русский язык

Литература

История

Биология

География

Математика

Цель: характеристика исторического и литературного процесса 50–60-х годов хх века.

Задачи:

сформировать представление об особенностях развития культуры 60-х годов хх века в СССР;

показать роль литературы в духовном обновлении общества;

содействовать воспитанию активной гражданской позиции школьников.

Оборудование:

выставка книг “Творчество поэтов-шестидесятников”

портреты поэтов-шестидесятников

репродукции:

М. Ф. Шемякин “Натюрморт”, “Метафизическая голова”
В.Е. Попков “Шинель отца”
Д. Жилинский “Альтист”, “Портрет В. А. Фаворского”, “Гимнасты СССР”, “На новых землях”
Е. Моисеенко “Земля”, “Туристы”, “Комиссар”
К. Васильев “Струна”, “Легенда о Дунае”
Илья Глазунов: “Князь Игорь”, “Борис Годунов”, “Поединок”, “Незнакомка”, “Странник” (к повести Н. Лескова “Очарованный странник”).
Э. И. Неизвестный “Маска скорби”, “Новая статуя Свободы”

Методические приёмы: использование межпредметных связей с историей, ИЗО, выборочный пересказ, инсценировка, анализ текста; чтение стихотворений наизусть работа в группах; опережающее творческое задание.

Рядом афиша: “В актовом зале в 16:00 состоится встреча с поэтами”.

В классе парты сдвинуты как в студенческой аудитории, сидят ученики-студенты в ожидании встречи с поэтами.

Входят в класс ученики, исполняющие роль поэтов-шестидесятников, усаживаются в первом ряду.

Е. Евтушенко (стильный костюм, яркий галстук)
Р. Рождественский (крупной вязки свитер)
А. Вознесенский (рубашка, шейный платок, брюки)
Б. Ахмадулина (платье в стиле 60-х годов XX века)

Звучит вступление к песне “Я шагаю по Москве ”.

В это время учитель МХК и ученики – “художники” развешивают по стенам, на доске репродукции картин известных художников 60-х годов XX века

Входит в класс ученик, исполняющий роль Г. Шпаликова, поет песню “Я шагаю по Москве”.
(Аплодисменты учеников, сидящих в классе.)

Ученик – поэт Е. Евтушенко идет навстречу ученику – поэту Г. Шпаликову, приветствует и читает стихотворение “Пролог ”.
(Аплодисменты, ученики усаживаются.)

Чтение стихов.

А. Вознесенский: “Прощание с Политехническим”.
Р. Рождественский: “Что же такое мы?”
Р. Казакова: “Становлюсь я спокойной”.
Б. Ахмадулина: “Как никогда, беспечна и добра…”; “Когда я не люблю, я беззащитна…”
Р. Рождественский: “Человеку надо мало”.

Ученица поет романс на слова В. Тушновой “Не отрекаются любя”

Учитель литературы: Мы сегодня на уроке будем говорить о Фантастическом всплеске поэзии, который произошел в 60-е годы XX века, когда Евтушенко, Рождественский, Вознесенский, Ахмадулина собирали стадионы, их книги издавались стотысячными и даже миллионными тиражами. Не думаю, что это было увлечение именно поэзией: просто время дыхнуло свободой, а поэты это дыхание перенесли в свои стихи.

Учитель истории: Вы правы, Татьяна Петровна, искусство особенно чувствительно к переломным периодам в эволюции общества. В середине 50-х годов XX века начался новый этап в жизни нашей страны, связанный с важными историческими и социальными переменами. Этот этап продолжался не так уж долго – около 10 лет, но принес значительные, коренные изменения в сознании народа. Название “оттепель” этот период получил с легкой руки И. Эренбурга, опубликовавшего в 1954 году повесть с одноименным названием. Как вы думаете, ребята, какие события в стране повлияли на развитие литературного процесса, стали знаками “оттепели”?

Примерные ответы учащихся:

1. Смерть Сталина в марте 1953г. и последовавшие за ней политические изменения: секретный доклад Н. С. Хрущева на XX съезде КПСС в феврале 1956 года, наметивший курс на развенчание “культа личности” и духовное обновление жизни в общества.

2. Связанные с этим ослабление информационной “блокады” и возвращение произведений Булгакова, Зощенко, Платонова, Ахматовой, Пастернака, Бабеля, Цветаевой. Приоткрылся “железный” занавес, и советские люди смогли познакомиться с книгами зарубежных авторов – Камю, Хемингуэя, Фолкнера, Сартра, вообще с западной культурой, несколько десятилетий находившейся под запретом в Советском Союзе.

Учитель истории: Ребята, то время поражало наивной открытостью и человечностью. Людям разрешали быть просто людьми. “Шестидесятники” считали, что “режим можно очеловечить, что он сам хочет очеловечиться”. Советский строй казался непоколебимым, надо только снять с него коросту сталинизма. Таким образом, духовное раскрепощение советских людей в годы “оттепели”, либеральные настроения – все это подготовило почву для грядущей перестройки.

Учитель литературы: Сам дух времени был “оттепельным”. Об этом вспоминал Олег Ефремов, известный актер и режиссер: “Создавая “Современник”, мы чувствовали себя вместе – не только внутри коллектива, но и вне его. Значит, моему поколению помогало обрести голос некая общественная атмосфера. От нас чего-то ждали, сейчас я понимаю – нас прямо – таки подталкивали вперед и требовали, чтобы мы удержались вместе. И каждый чувствовал – душой, телом, локтем, нервами: я не один!”

Такая атмосфера способствовала рождению значительных произведений во всех видах искусства. Кино: советские фильмы получили престижные премии на международных кинофестивалях. Триумфальным стал показ в Каннах картины Михаила Калатозова “Летят журавли”. Явлениями мирового уровня стали “Андрей Рублев”, “Иваново детство” А.Тарковского, “Чистое небо” Г. Чухрая, “Судьба человека” С.Бондарчука, “Десять дней одного года” М. Ромма, “Мне 20 лет” М. Хуциева. Театр: спектакли “Современника”, “Таганки”, Ленкома, БДЖ. Музыка: произведения Д. Шостаковича, А. Шнитке, Э. Денисова, С. Губайдуллиной, молодых композиторов – Г. Свиридова, Р. Щедрина, А. Эшпая, А. Жигалова. Всего во второй половине 50-х годов впервые или после длительного перерыва стали выходить в свет 28 журналов, 7 альманахов, 4 литературно – художественные газеты. Страна с упоением, жадно впитывала каждое новое печатное слово, подтверждая титул самой читающей страны в мире”.

Учитель МХК: В это же время страна стала самой строящей и рисующей.

В 60-е годы на смену Сталинскому барокко, “имперскому” стилю в архитектуре (здания МГУ, оформление интерьеров станций метрополитена), помпезности в скульптуре и живописи происходило прославление “высокого” человека с прописыванием множества деталей художественный стиль меняется на “суровый”.

Художник все чаще обращаются к теме “неизвестного героя”, сложного мира простого человека, человека труда.

Происходит осознание внутричеловеческих ценностей, сопереживание и гордость за русского человека.

Выкладываются мозаики при оформлении интерьеров общественных зданий и торцевых стен жилых домов, посвященные космосу, труду.

Открываются все новые и новые памятники – стелы, посвященные Неизвестному герою, бульвары с Вечным огнем. Обретают статус города – герои. Закладывается самая высокая статуя в мире Родина Мать в Волгограде, превышающая по высоте пирамиду Тутанхамона. Архитекторы все чаще обращаются к стеклу, бетону и монолитным пропорциям.

Сообщения учащихся о художниках

1. Среди официально признанных художников и графиков прославился Константин Васильев. Все его работы историчны: протягивая нити в прошлое, заставляет зрителя размышлять о движении жизни русского народа. “Струна” – 1962г., “Алеша Попович и красная девица” – 1974г., “Огненный луч” – 1974г., “Авдотья Рязаночка” – 1975г., “Легенда о Дунае” 1960г., “Нашествие”, “Прощание славянки”, “Маршал Жуков”.

2. Дмитрий Жилинский – член – корреспондент АН СССР. Он относится к числу мастеров с определенно выраженным рационалистическим складом пластического мышления: “Портрет В. А. Фаворского” – 1962г., “Гимнасты СССР” 1965г., “На новых землях” – 1964г.

3. Евсей Моисеенко – народный художник СССР. Его картины отражают духовную связь поколений, продолжение прошлого в современности. “Земля” -1969г., “Туристы”, “Комиссар”.

4. Юрий Королев – художник – монументалист. Он считал, что “в наших фресках, витринах, мозаиках мы должны рассказать о земле, труде, природе по – новому”. “Русская сказка” – 1969г., “Созвездие водолей”, “Родина”.

5. Виктор Попков – художник огненного темперамента.

Умение не загружать холст, оставлять его чистым, не записанными – сродни музыкальными интервалами.

Великолепный портрет, многие работы носят этюдный характер, декоративность и метафизичность полотен влияют до глубины души и заставляют задуматься о бесконечности бытия.

Учитель литературы: В 60-е годы страна переживала поэтический “бум”. Поэзия “оттепели” стала для русской поэзии не только временем возрождения, но и временем расцвета. С появлением блестящих поэтических дарований интерес к стихам многократно возрос. Громадные залы Лужников, концертного зала им. П. И. Чайковского, Политехнического музея в Москве, театральные и концертные залы Ленинграда и других городов страны заполнялись до отказа, когда объявлялся вечер поэзии. Долгие часы благодарные слушатели внимали голосам любимых поэтов. С книжных прилавков буквально сметались поэтические сборники. Заметно увеличилась площадь, какую отдавали стихам “толстые” журналы и альманахи. Был основан и в течение ряда лет выходил пользовавшийся колоссальной популярностью альманах “День поэзии”. Пафосом поэзии тех лет было утверждение ценности неповторимой человеческой личности, человеческого достоинства:

Уходят люди... Их не возвратить.
И тайные миры не возродить.
И каждый раз мне хочется опять
От этой невозможности кричать.
                                (Е. Евтушенко)

Один поэт негодовал по поводу общества, где человеком распоряжаются как винтиком, другой был убежден: “Людей неинтересных в мире нет”, третий провозглашал: “Все прогрессы реакционны, если рушится человек”. Поэзия 60-х годов решительно уходила от идеологических штампов, обретала полемичность, совершала художественные открытия. Выдающиеся успехи науки и техники: запуск первых спутников, выход человека в космическое пространство – оказали влияние на общественное сознание:

Что-то физики
В почете,
Что-то лирики
В загоне,
        – писал Слуцкий.

Некоторые поэты попытались осмыслить эту ситуацию по-другому:

И пусть электронному зренью
Доверенно многое, но
Все грани любого явленья
Искусству лишь видеть дано.

* * *
И где-то в работе бессрочной,
Что к легким успехам глуха,
С наукой смыкается точной
Точеная точность стиха.
                                (В. Шефнер)

Благоприятная обстановка сотворила истинное чудо.

Известные поэты 1920–1930-х годов, давно уже либо замолчавшие, либо забывшие вкусы настоящих творческих побед, вновь обрели голос: М. Светлов – сборник “Охотничий домик” (1961), Н. Асеев – сборник “Лад” (1961), Л. Мартынов – сборник “Первородство” (1965) и др.

Но главная роль в поэтическом буме 60-х годов, конечно же, принадлежала молодым.

Вот когда сбылась мечта В. Маяковского: “Чтоб больше поэтов, хороших и разных”

Современники выделяли в поэзии 1960-х две ветви.

Одни поэты, продолжают традиции В. Маяковского, нашли себя на эстраде, служа так называемой громкой поэзии: Р. Рождественский, Б. Ахмадулина, Е. Евтушенко, А. Вознесенский и др.

Следуя русской философской и пейзажной лирике, их оппоненты использовали “тихую” поэзию: А. Жигулин, Н. Рубцов, В. Соколов, Я. Смеляков и др.

Время заставило отказаться от этой искусственной классификации, основанной на упрощенном понимании творческой манеры многих поэтов.

В 50-е годы возник и в дальнейшем приобрел широкую популярность жанр авторской песни – Б. Окуджава, А. Галич, Ю. Визбор, В. Высоцкий и др.

Если говорить о поэтической технике мастеров того времени, то в основном они оставались в русле традиций классической русской поэзии.

Но в 60-е годы возрождается и авангардистская поэзия (И. Бродский, А. Вознесенский, Г. Сапгир и др.), хотя в печать прорваться, за немногими исключениями, ей не удавалось.

Ведущим жанром в поэзии 60-х была лирика – гражданская, философская, любовная, пейзажная.

Актуальность содержания, многообразие творческих индивидуальностей, высокий уровень стихотворного мастерства – отличительные черты русской поэзии периода “оттепели”.

“Шестидесятники”…
– Какими они были?

Выходят ученики-поэты и говорят:

Вознесенский: Мы были поющими и уже тогда ничего не боялись. Все мы тогда распевали Окуджаву. Он не написал еще песню “Про дураков”, но они считали его песни опасными.

Б. Ахмадулина: Я водила “Москвич”. Мое лицо светилось музыкой.

Евтушенко: Я первый в Москве ходил в нейлоновом костюме.

Рождественский: У меня был лыжный свитер, но я пламенно читал с эстрады гражданские стихи.

“Вывеска “Пушкинская площадь”

Ученики толпятся у “площади”, аплодируют поэтам

Поэты: …Ах, площадь, как холодит губы твой морозный микрофон, как сладко томит… твоя черная свобода, как шатко ногам на твоем помосте, слова окутаны облачком пара, микрофон запотевает, и внизу ты, Пушкинская площадь, – тысячеголовая, ждущая, окутанная туманным дыханием, – площади нужно Слово.

Р. Рождественский “Ровесники”
Аплодисменты

Учитель литературы: В 60-е годы, как и во все времена, возникали споры: нужно ли искать смысл жизни? Можно ли его найти? В чем он? Послушаем, как поэт в поэме “Оза” Андрея Вознесенского вступает в диалог с черным вороном.

(Выходит Поэт с “черным вороном” в руках: это может быть либо рисунок, либо аппликация, либо оригами)

Поэт: …Внезапно черный ворон примешался к разговорам,

Вспыхнув синими очами, он сказал:
“А на фига?!”
Я вскричал: “Мне жаль вас, птица,
                        человеком вам родиться б,
                        счастье высшее трудиться
                        полпланеты раскроя…”
Он сказал: “А на фига?”
“Будешь ты – великий ментор.
Бог машин, экспериментов,
                        будешь бронзой монументов,
                        знаменит во все края…”
Он сказал: “А на фига?”
“Уничтожив олигархов
Ты настроишь агрегатов,
                        демократией заменишь
                        короля и холуя…”
Он сказал: “А на фига?”
Я сказал: “А хочешь будешь
Спать в заброшенной избушке,
                        утром пальчики девичьи
                        будут класть на губы вишни,
                        глушь такая, что не слышна
                        ни хвала и ни хула…”
Он ответил: “Все – мура…
Жизнь была – а на фига?!”

Учитель литературы: На все “а на фига?!” невозможны рациональные ответы. Любой из них может быть уничтожен цинизмом бесконечных “а на фига?!”. Но ответы все-таки есть. Правда, исходят они не из логики, а из чувства гения и опыта человеческой истории,

Поэт дает ответ:

Как сказать, ему, подонку,
Что живем не чтоб подохнуть, –
Чтоб губами тронуть чудо
поцелуя и ручья!

Чудо жить – необъяснимо,
Кто не жил – что спорить с ними?!
Можно бы – да на фига?

Ученик-Вознесенский: Гласности в нашем понимании тогда не было.

Ученик-Евтушенко: Попытка сказать правду о жизни и искусстве клеймились как очернительство, с особенной злобой относились к эстетической новизне.

Ученик-Вознесенский: Трудно поверить, что стихи “Бьют женщину” нельзя было публиковать.

Ученица-Ахмадулина: В нашей стране женщин не бьют.

Ученик-Вознесенский: Никогда не забуду встречу Хрущева с интеллигенцией в Кремле. Он потребовал меня на трибуну. Хрущев был нашей надеждой, я хотел рассказать ему, как на духу, о положении в литературе, считая, что он все поймет.

Сценка «Встреча Н.С.  Хрущева с интеллигенцией в Кремле».

Вывеска «Кремль»

Импровизированный президиум: за столом сидят Н. С. Хрущев, Л. И. Брежнев, М.А. Суслов.

Трибуна, к ней выходит А. Вознесенский

 

Вознесенский: Никита Сергеевич, в литературе появилось два поколения: горизонтальное (по возрасту) и вертикальное…

Хрущев: Господин Вознесенский!

Вознесенский: Прошу не перебивать меня. Вертикальное поколение – это по совести и таланту.

Хрущев: Господин Вознесенский, вон из нашей страны, вон!

(Вознесенский оборачивается, Хрущев за его спиной трясет кулаками)

- Вон! Товарищ Шелепин выпишет Вам паспорт!

Из зала:  - Долой!

- Позор!

- В Кремль – без белой рубашки, без галстука!

- Позор!

Вознесенский: Я все равно прочитаю стихи!

Из зала:  - Никаких стихов!

- Знаем! Долой!

- Вон!

(В перекошенном лице Главы появилась некая пробивающая мысль)

Хрущев: Нет, пусть прочитает!

(Вознесенский читает «Тишины!»

Молодой человек хлопает в зале)

Хрущев: Агент, агент! (показывает в зал) Ну, агент, пожалуй сюда. Очкарик в красной рубахе, агент империализма.

(Поднимается хлопающий после прочтения стихотворения молодой человек)

- Почему хлопал?

Молодой человек: Я люблю стихи Вознесенского.

Хрущев: Да?! А еще что ты любишь?

Молодой человек: Я люблю стихи Маяковского.

Хрущев: Чем докажешь?

Молодой человек (подумав): Могу наизусть прочитать.

Хрущев: А сам кто ты есть?

Молодой человек: Я – художник. Илларион Голицын.

Хрущев: Художник?! Абстрактист!!

Молодой человек (с достоинством): Нет, я реалист.

Хрущев: А чем докажешь?

Молодой человек: Я могу свои работы принести.

Хрущев: Следующий!..

(Все уходят, остается Вознесенский)

 

Вознесенский: Доклад Хрущева я прослушал как в тумане. Когда выходили, около меня сразу образовалось пустое место, недавние приятели отводили глаза.

 

Под гитару ученик поет песню на слова Е. Евтушенко: «Со мною вот что происходит…»

 

Учитель литературы: Одни собирали стадионы, другие собирались на чердаке малоизвестного художника или в подвале свободного музыканта.

Звучит песня Б. Окуджавы «Живописцы».

Учитель МХК с ребятами развешивают работы запрещенных художников, художников с «Бульдозерной выставки».

 Учитель МХК: Отношение к духовной культуре как к чему-то вторичному, подсобному сказалось в стремлении партийного руководства жестко регламентировать творческий процесс, решать за художников, что и как изображать. Н. С. Хрущев, уверовав в свое право судить, какое искусство нужно советскому народу, подверг разносу выставку абстракционистов, открывшуюся в декабре 1962 г. в Манеже.

 

Вспоминает руководитель студии художников-абстракционистов Эдуард Белютин:

Сценка «Хрущев на выставке в Манеже»

 

Вывеска «Манеж»

Н.С. Хрущев в окружении сплошной толпы бросился вдоль стены. Раз за разом раздавались его крики

- Дерьмо!

- Мазня!

К голосу Н.С.  Хрущева присоединялись угодливые всхлипы

- Правильно.

- Безобразие.

- (Хрущев распалялся). Кто им разрешил такое писать? Всех на лесоповал! Это осел хвостом намалевал или что?

(Подозвав меня, он сказал):

- Вот что, Белютин, я вам говорю как председатель Совета Министров: все это не нужно советскому народу. Понимаете – это Я вам говорю.

Аплодисменты

Учитель МХК: Ожидались аресты художников и интеллигенции, но Н.С. Хрущев остыл, была объявлена «решительная война абстракционизму». В опалу незаслуженно попали талантливые живописцы-экспериментаторы Юло Соостер, Б. Жутовский, скульптор Эрнст Неизвестный. Именно Эрнст Неизвестный – один из тех, кого «разгонял» Н.С.  Хрущев в Манеже, по завещанию самого Хрущева будет делать надгробие на его могиле. Фотография памятника Н. С. Хрущеву.

         …Белый и черный мрамор зубцами наступают друг на друга, а на этом фоне золотая голова Хрущева. В этом и символ времени и противоречивой фигуры Хрущева.

         Никому не подчинялись, творили вне времени и эпохи И. Глазунов и М. Шемякин.

 

Примерные сообщения учеников

 Сообщение ученика: Илья Глазунов. По своей манере живописи его работы были похожи на творения мастеров Эпохи Возрождения. «Из всего многотрудного необъятного мира Илья Глазунов взял и сделал главным объектом изображения Родину, родной народ, его историю, его духовный ми...» Его искусство доносит до нас основную правду истории вечной России, духовную красоту и силу народных характеров. В настоящее время – народный художник России.

         Известные картины Глазунова:

«Князь Игорь»

«Борис Годунов»

«Поединок»

«Незнакомка»

«Странник» (к повести Н. Лескова «Очарованный странник»).

Эрнст Неизвестный

Сообщение ученика: Эрнст Неизвестный – скульптор, гений, приравниваемый по своим произведениям к творениям эпохи Микеланджело Буонаротти, с 1976 года живет за границей. Автор таких известных произведений как памятник Н. С. Хрущеву на Новодевичьем кладбище (1974 г.) и памятник жертвам репрессий в Воркуте (1995 г.).

Скульптор с буйным, необузданным характером, решивший проверить на себе, что может сделать человек, который отверг законы социума и живет по своим правилам. Лозунг Э. Неизвестного – «ничего или все. Или живу так, как хочу, или пусть меня убьют. Не уступать: никому – ничего – никогда».

Член Союза художников СССР, лауреат 6-го Всемирного фестиваля молодежи и студентов в Москве за скульптуру «Нет ядерной войне».

         В 1962 г. был экскурсоводом Н. С. Хрущева на выставке с одной целью: показать рутину в искусстве. Однако результат встречи не оправдал надежды.

         В 1966 г. создает декоративный рельеф «Прометей» для пионерского лагеря «Артек» длиной 150 метров. И никаких премий. Но известность за рубежом росла и в 1971 г. он победил на конкурсе проектов памятника в честь открытия Асуанской плотины в Египте высотой 87 метров.

         10 марта 1976 г. скульптор покинул Родину, а в 1995 г. Неизвестный стал лауреатом Государственной премии России, был восстановлен в Союзе художников, получил российское гражданство.

 

Сообщение ученика: Михаил Шемякин – художник, график, скульптор, близкий друг Владимира Высоцкого. Его оригинальность не раз объявляли хулиганством, а честность и талант – злопыхательством и очернительством. Мощное искусство Шемякина сродни театру, необычному и непредсказуемому. Его истоки где-то в русском фольклоре, в лубке, но по мере развития захватывающего действия это искусство преодолевает границы фольклора и становится универсальным.

         И все-таки невежественные амбиции несведущих людей покоробили его искусство, его стремление по-своему осознать мир и вытолкнули художника за пределы Родины. В 1971 г. Михаил Шемякин покидает границы СССР и уезжает в Сан-Франциско.

         Известные картины Шемякина:

«Натюрморт»

«Метафизическая голова»

 

Примерные сообщения учеников о поэтах – шестидесятниках.

Звучит музыка Б. Окуджавы «Живописцы»

На доске появляется портрет Б. Окуджавы

Слово о Б. Окуджаве: Окуджава являл пример достоинства, не зависящего от обстоятельств, пример верности и благородства. Он не судил время и не бунтовал против него, он облагораживал время чудесным обаянием собственной личности.

И все ж умудряется он, чудак,

В ярмарке поцелуев и драк,

В славословии и гульбе

Выбрать только любовь к себе!

Многие стихи Б. Окуджавы могут стать поэтическими цитатами об умении прежде всего спрашивать себя.

На доске появляется портрет А. Галича

Стихотворение А. Галича «Я выбираю свободу»

Сообщение об А. Галиче: Стихи А. Галича стали сразу знаменитыми. А. Галич мастер гротеска и оксюморона (соединения несовместимого). Исполнительская манера А. Галича сильно отличалась от пения Б. Окуджавы, приближаясь скорее к мелодекламации: первое место в его песнях принадлежало тексту.

 

Песня на стихотворение А. Галича: «Песня про синюю птицу»

 Вывеска «Переделкино»

На доске появляется портрет Б. Пастернака

Ученик говорит: Март 1958 г.

Переделкино. Дача Б. Пастернака. Полукруглый фонарный кабинет на 2-ом этаже. Гости: А. Ахматова, А. Вознесенский, С. Рихтер, И. Андроников.

На душе у Б. Пастернака тревога, вызванная трагической двойственностью положения. С одной стороны – издание романа «Доктор Живаго» за границей и возрастающее внимание к нему во всем мире, с другой – рассыпанный набор «Избранного».

И я не дам себя в обиду,

Как я ни хром,

Я с будущим в дорогу выйду,

Как с фонарем.

 

Сценка из романа «Доктор Живаго».

Доктор Живаго (зажигает свечу, садится за стол, пишет).

Автор (читает): Юрия Андреевича окружала блаженная, полная счастья, сладко дышащая жизнью тишина. Свет лампы спокойной желтизною падал на поверхности чернил внутри чернильницы. За окном голубела зимняя морозная ночь. Роскошь морозной ночи была непередаваемая. Мир был на душе у доктора. Он вернулся в светлую, тепло истопленную комнату и принялся за писание. Разгонистым почерком, «Зимнюю ночь» и довольно много других стихотворений близкого рода.

         После двух – трех легко вылившихся строф и нескольких его самого поразивших сравнений работа завладела им, и он испытал приближение того, что называется вдохновением. В такие минуты Юрий Андреевич чувствовал состояние мировой мысли и поэзии.

         Он видел головы спящих Лары и Катерины на белоснежных подушках. Чистота белья, чистота комнат, чистотою их очертания, сливаясь с чистотою ночи, снега, звезд и месяца в одну равнозначительную, сквозь сердце доктора пропущенную волну, заставляла его ликовать и плакать от чувства торжествующей чистоты существования.

Доктор Живаго: Господи! Господи! И все это мне! За что мне так много? Как подпустил ты меня к себе, как дал ногам забрести на эту бесценную твою землю, под эти твои звезды, к ногам этой безрассудной, безропотной, незадачливой, ненаглядной?

Ученик исполняет романс на стихи Б. Пастернака  «Свеча горела».

Октябрь 1957 г.

Скандал по поводу присуждения Б. Пастернаку Нобелевской премии.

Из письма Б. Пастернака в союз писателей:

         «Я не ожидаю от вас справедливости. Вы можете расстрелять меня, выслать, сделать все, что вам угодно. Я заранее вас прощаю. Это вам не прибавит счастья... Все равно через несколько лет вам придется меня реабилитировать. В нашей практике это не в первый раз».

 

Ученица исполняет песню на стихи Б. Пастернака «Никого не будет в доме».

 

Сообщение о Г.  Шпаликове.

На доске появляется портрет Г. Шпаликова

 

Геннадий Шпаликов

 

Только бы мы не теряли

Живыми людей дорогих,

Обидами в них не стреляли,

Живыми любили бы их.

 

         Какая правда и мудрость в этих строках, написанных Геннадием Шпаликовым, одним из духовных лидеров «шестидесятников».

         Все мы знаем песни: «Я шагаю по Москве», «Садовое кольцо», «Я к вам травою прирастаю», «Городок провинциальный», они написаны на слова Геннадия Шпаликова.

         При жизни он был известен в основном как сценарист. И лишь немногие его стихи появились в печати.

По несчастью или к счастью,

Истина проста:

Никогда не возвращайся

В прежние места.

Даже если пепелище

Выглядит вполне,

Не найти того, что ищем,

Ни тебе, ни мне.

Путешествие в обратно

Я бы запретил,

И прошу тебя, как брата,

Душу не мути.

А не то рвану по следу,

Кто меня вернет?

И на валенках уеду

В сорок пятый год.

В сорок пятый угадаю,

Там, где – Боже мой! –

Будет мама молодая

И отец живой.

Учитель литературы: Процесс оживления культурной жизни шел бурно, трудно и противоречиво. Дав некоторые демократические свободы, ослабив тиски, государство все же не хотело утратить контроль над художественным творчеством. Все новое пробивало себе дорогу с трудом.

Учитель истории: Ярким примером тому 5 декабря 1965 г. – День Советской Конституции.

Вывеска «Пушкинская площадь»

Ученик: Место действия: Пушкинская площадь.

     Действующие лица: 200 правозащитников, студентов,

                                        интеллигенция.

     Причины: Арест московских писателей А. Синявского, Ю. Даниэлия.

     Лозунги: «Уважайте Советскую Конституцию!»

 «Требуем суда над Синявским, Даниэлем».

     Приговор: Эта демонстрация была разогнана, исключены из вузов

                        студенты, помещены в психушки. Это первое за многие

                        годы не санкционированное властью выступление

                        людей с требованиями соблюдать Конституцию и права человека.

 

Учитель истории: Все это говорило о том, что в политическом руководстве страны происходили изменения: отход от принципов «хрущевской оттепели». Я думаю нам необходимо дать оценку этому времени.

 

- Чем закончилось это «великое десятилетие»? Какие положительные и отрицательные стороны этого времени можем отметить?

Примерные ответы учеников Запретами, расстрелами демонстраций, жестокой исторической цензурой, утверждением «мертвящего» догматизма, отказом от принципов десталинизации и реабилитации. Но возврат к прошлому был уже невозможен. «Ветер свободы», занесенный оттепелью сделал людей более открытыми, свободными.

 

Учитель истории: Вы правы: «оттепель» разбудила советское общество. «Дети ХХ съезда» не стали послушными винтиками государства. Начиная с 60-х годов в обществе кристаллизируются независимые от государства структуры и институты гражданского общества.

Ученик: Чтение стихотворения Е. Евтушенко «Таланты русские».

Учитель литературы: «Поэтический бум» был одним из следствий «оттепели». Отгремело замороженное, заледеневшее слово, и едва ли не прежде всего оно выплеснулось лирикой. Она тоже была под запретом.

           И вот – оттепель… После долгого перерыва – сборники непечатаемых, крамольных А. Ахматовой, Б. Пастернака, М. Цветаевой,    Н. Заболоцкого… За ними вдохновленные ими, иногда ими же поддержанные приходят молодые поэты.

           - Ребята, давайте вспомним, кто были эти возмутительные поэтического и общественного спокойствия?

           - На какую аудиторию были ориентированы поэты-шестидесятники и как это отразилось на их поэзии?

Ответы учеников

          Молодым поэтом откликается читатель, начинается всеобщий поэтический восторг: залы не вмещают всех желающих слышать стихи, сборники не доходят до прилавков.

          Слово расковалось – в мысль, в образ. Теперь же, когда мы прочли не только напечатанное тогда, но и то, что тогда напечатать не удавалось, нередко удивляемся: неужели не печатали? Свобода оставалась очень ограниченной, и продолжалась она вместе с оттепелью недолго.

          Поэты порой действительно забегали дальше других, торопили. Е Евтушенко, требовавший тогда (со страниц «Правды»!) «из наследников Сталина Сталина вынести», писавший со всей откровенностью о «Бабьем Яре», пытался сказать и сделать то, что и сегодня сказать можно, но сделать в полной мере не удаётся. Лучшие его стихи не печатаются.

           Общая ситуация была такова, что ничего кроме разрешённого, подцензурного появиться не могло, таким образом, и сама смелость в печати проходила сквозь идеологический присмотр. Что бы оставаться благополучным,  приходилось ограничивать себя лишь дозволенной смелостью и тосковать по - настоящему.

Я не знаю, как остальные,

но я чувствую жесточайшую

не по прошлому ностальгию –

ностальгию по настоящему…

(А. Вознесенский)

       

Домашнее задание:

1 группа – подготовить сообщение по творчеству Е. Евтушенко                                                                                                                                   

2 группа – подготовить сообщение по творчеству А. Вознесенского

3 группа – подготовить сообщение по творчеству Р. Рождественского

4 группа – подготовить сообщение по творчеству Б. Ахмадулиной

5 группа – подготовить сообщение по творчеству Р. Казаковой

6 группа – подготовить сообщение по творчеству Г. Шпаликова

 

Поиск

Блок "Поделиться"

Физика

Химия

Методсовет