Начальная школа

Русский язык

Литература

История

Биология

География

Математика

 

Хорошо известные нам термины «трагедия» и «коме­дия», определяющие два драматических жанра, появились ещё в Древней Греции и даже получили теоретическое осмысление в «Поэтике» Аристотеля. Однако формиро­вание системы драматических жанров оказалось очень долгим и мучительным. Далеко не сразу античная драма стала востребована европейской литературой.

Дело в том, что в Средневековье театр (а мы помним, что драматические произведения создаются не для чте­ния, а для сценического воплощения в виде спектакля) первоначально возник как церковное и ярмарочное дей­ство.

В дни христианских праздников на папертях церквей (а иногда и в самих храмах) разыгрывались театрализо­ванные представления на темы Священного Писания (миракли и мистерии). Здесь же, на папертях, стали появляться и первые средневековые пьесы на светские темы. Во-первых, до начала мираклей и мистерий, а так­же в перерывах между действиями (а иногда представле­ние занимало целый день) разыгрывались интермедии, а затем, для поучения прихожан, церковь начала ставить и моралитэ.

В то же время миракли ставились и на ярмарках, где они в первую очередь стали достоянием кукольных теа­тров и первых передвижных трупп. Здесь, на ярмарках, миракли часто шли в сопровождении фарсов. Фарсы и соти были основой репертуара передвижных трупп, по праздникам веселивших простой народ, а в другие дни нередко выступавших в замках для знатных баронов.

В Германии на Масленицу разыгрывались фастнахт-шпили.

Необходимость менять содержание разыгрываемых сценок в зависимости от места представления (ярмарка или замок), возраста и социального положения большин­ства присутствующих на представлении зрителей привели к появлению очень любопытного театра, пользовавшегося в средневековой Европе огромной популярностью. Речь идёт о «комедии масок» (comedia dell'arte). В ней актёры закреплялись за какой-то одной, переходящей из спек­такля в спектакль ролью-маской: весёлого, находчивого слуги — Труфальдино; глуповатого и упрямого слуги — Бригеллы; хвастливого, но трусливого воина — Скараму­ша; смешного старика, жалующегося на свои болезни, — Панталоне; заики — Тартальи и др.

Для комедии масок не писали пьес в современном понимании. Этот театр основывался на импровизации. Существовало несколько комических фабул, которые на­полнялись содержанием во время спектакля. Актёры на ходу придумывали реплики, стремясь угадать настроение публики, и включали в них заранее подготовленные, от­работанные шутки.

В эпоху Возрождения рождается новый театр. Обраще­ние к античному искусству возвращает писателей к тра­диционным жанрам трагедии и комедии. Однако первые эксперименты в создании нового театра ещё не создают стройной жанровой системы. Да, У. Шекспир создал классические трагедии и комедии, но его исторические хроники, если их собрать все вместе, складываются в одно монументальное моралитэ.

К тому же не во всех европейских странах отказались от средневековой системы драматических жанров.

В Испании, например, даже авторитета Сервантеса ока­залось недостаточно, чтобы обратить любовь зрителей к ан­тичным жанрам. Здесь, в «золотой век театра», когда твори­ли Лопе де Вега, Тирсо де Молина, Педро Кальдерон де ла Барка, Хуан Руис Аларкон и др., продолжали существовать «священные действа» (auto sacramentale) и «комедии».

«Ауто» создавались по заказу Церкви и щедро опла­чивались ею. «Комедии» составляли репертуар бродячих трупп и представляли собой своеобразную жанровую систему, подразделяясь на «комедию плаща и шпаги», «комедию интриги», «комедию характеров» и пр. Слово «комедия» в испанском театре XVII века указывало не на жанр, а на принадлежность к драматическому роду лите­ратуры, поэтому в испанских «комедиях» существовали и трагические мотивы, и философские размышления, и христианские назидания.

Под влиянием испанского театра XVII века в систему жанров классицизма вошла мелодрама (или трагикоме­дия) — промежуточное звено между трагедией и комеди­ей. Этот жанр не пользовался особой любовью теоретиков классицизма, стремившихся к жёсткому разграничению «высокого» и «низкого», «печального» и «смешного», «ге­роического» и «приземлённого». Соглашаясь с необходи­мостью сохранения «низкого» жанра, бичующего пороки (комедия), теоретики классицизма весьма неохотно при­знавали возможность соединения в театральном действе разнородных элементов. Но зато зрители любили мело­драмы, и владельцы театров не могли не удовлетворить потребности «почтеннейшей публики».

К XVIII веку уже сложилась строгая система драмати­ческих жанров, в которую входили три основные жанра (трагедия, комедия, драма) и несколько «развлекатель­ных» (опера, балет, водевиль и др.).

Необходимо сразу же подчеркнуть, что разделение драматических жанров не связано с характером развяз­ки (смерть, счастливый конец, «открытый» финал), как иногда пытаются определить специфику трагедии и коме­дии. В основе разграничения драматических жанров лежат характер конфликта и пафос, определяющий отношение зрителя к художественному миру, создаваемому на сцене.

Трагедия — это драматический жанр, в основе которо­го лежит конфликт, вызванный трагическим (изначально неразрешимым) противоречием, опирающимся на «траги­ческую вину» главного героя.

Обратите внимание, в трагедии У. Шекспира «Гамлет» герой не может «воскресить» убитого отца и не способен полноценно заменить его в качестве нового правителя (тра­гическая вина героя); возмездие убийце (Клавдию) оста­нется лишь актом мести, ибо Гамлет не готов принять на себя тяжесть и ответственность королевской власти. В «Бо­рисе Годунове» А. С. Пушкина мудрость и служение свое­му народу и Церкви не способны отменить или оправдать детоубийство, в результате которого получил венец «царь-ирод». Конфликты здесь изначально неразрешимы. Как бы ни поступил герой — результат его действия будет от­рицательным, пагубным в первую очередь для него самого.

Трагедия — жанр, призванный вызывать сильные эмоции у зрителя. Целью этого жанра Аристотель счи­тал катарсис — очищение души через страх и сострадание героям, несущим на себе «трагическую вину». Подвиги «трагических героев» не бывают бессмысленными; по­нимая заслуженность их страданий, зритель учится на их примере, принимая на себя часть их боли и мучений.

Комедия — драматический жанр, основанный на ко­мическом конфликте (конфликте, базирующемся на про­тиворечии между видимостью и сущностью явления или персонажа).

Первоначально комедия была призвана «бичевать по­роки», высмеивать отрицательные стороны жизни. Если трагедия очищает душу зрителя «страхом и сострадани­ем», то комедия пользуется «врачующим смехом». Из­вестно, что прототип Митрофанушки, познакомившись с комедией Д. И. Фонвизина «Недоросль», взялся за ум и стал вполне достойным человеком.

Комические конфликты чрезвычайно многообразны, что делает комедию очень «гибким» жанром. В «Ревизоре»

Н. В. Гоголя обыгрывается классическое несоответствие «видимости» и «сущности» (за «ревизора» принимают «че­ловека пустейшего», не только не имеющего никаких пол­номочий, но ещё и полностью «поистратившегося»). А вот в «Горе от ума» А. С. Грибоедова комизм ситуации, в ко­торую попадает Чацкий, далеко не очевиден, но и он тоже связан с противоречием между «видимостью» и «сущно­стью»: стремясь вернуть любовь Софьи, Чацкий начинает «фрондировать», вступая в бессмысленные споры с Фаму­совым, Скалозубом и др. Чем активнее он проявляет свою «оригинальность», тем больше отдаляется от Софьи, ви­дящей в поведении бывшего друга лишь «фанфаронство».

Выдающимся мастером обыгрывания комедийных конфликтов был А. Н. Островский. В его комедии «На всякого мудреца довольно простоты» все персонажи но­сят личины, каждый из них раскрывает свою сущность, но лишь для того, чтобы нацепить новую «маску» и попы­таться опять выдать себя за нечто «иное».

Наряду с сатирическими функциями комедия очень быстро приняла на себя и добродушное обыгрывание мелких житейских неурядиц, бытовых ошибок и досад­ных просчётов. Так родилась «лирическая комедия», на­блюдая которую зритель смеётся не над пороками, а над ситуациями, повсеместно сопровождающими обыденную жизнь обычных людей («Сомбреро» С. В. Михалкова).

Но ещё в XVII веке появилась и такая разновидность этого жанра, как «высокая комедия». Вряд ли зритель очень много смеялся на представлениях «Тартюфа» Ж. Б. Мольера или над пьесами А. П. Чехова. Почему же их называют комедиями?

Вот, например, «Вишнёвый сад» А. П. Чехова. Весёло­го в ней мало, а оставленный запертым в доме Фирс при­даёт концовке этой пьесы просто мрачное звучание. Но ведь конфликт произведения всё равно держится на яв­ном противоречии между «видимостью» и «сущностью».

Все словесные декларации основных персонажей (Ра­невская, Гаев, Аня, Петя) разительно противоречат тому, что они делают, а единственный «деятельный» персонаж Лопахин покупает вишнёвый сад не для того, чтобы его сохранить, но уничтожить. Комическая коллизия налицо, хотя и мало в ней радостного.

Способность комедии видоизменяться и развиваться определила долгую её жизнь и несомненную продуктив­ность.

Судьба трагедии оказалась иной. Уже во второй поло­вине XIX века этот жанр, некогда возглавлявший систему драматических жанров, утратил свою продуктивность. В XX веке драматурги обращались к трагедии редко и нере­гулярно («Оптимистическая трагедия» Вс. Вишневского), поскольку её место в системе жанров заняла гораздо более динамичная и формально менее ограниченная мелодрама.

Драма (трагикомедия, мелодрама) — драматический жанр, в основе которого лежит драматический конфликт (т.е. конфликт, ставящий персонаж в экстремальную ситу­ацию, существенно угрожающую его жизни или счастью).

Мелодрамы писали и классицисты («Сид» П. Корнеля, «Владимир» Ф. Прокоповича), и романтики («Маскарад» М. Ю. Лермонтова), и реалисты («Гроза» А. Н. Остров­ского).

Со второй половины XIX века и по наши дни этот жанр называют «драмой» («Дни Турбиных» М. А. Булгакова, «Утиная охота» А. В. Вампилова и др.).

Мелодрамой же стали называть драму с ярко выражен­ным сентиментальным пафосом, построенную так, чтобы постоянно вызывать сочувствие зрителя страдающим пер­сонажам, формальными приёмами нещадно эксплуатируя эти эмоции.

Драма же в XX веке проявила явные тенденции к уни­версализации и, возможно, сумела бы вобрать в себя все другие драматические жанры, если бы не способность комедии к саморазвитию и расширению возможностей создания художественного мира. Взаимодействуя между собой, комедия и драма сохранили свои отличительные признаки и не слились в единый универсальный жанр.

В конце XVIII века произошло рождение ещё одно­го любопытного драматического жанра, когда под пером итальянского драматурга К. Гоцци появились его знаме­нитые «фьябы» или пьесы-сказки.

К. Гоцци, вступивший в поэтическую борьбу с чрезвы­чайно популярным в то время драматургом К. Гольдони, поставил себе целью возродить «комедию масок». Свою первую фьябу «Любовь к трём апельсинам» он и напи­сал как сюжетную канву для спектакля, основанного на импровизации актёров. Но во всех последующих фьябах («Король-олень», «Принцесса Турандот» и др.) он уже старательно прописывал реплики персонажей, оставляя возможность импровизации лишь маскам слуг, в основ­ном для Труфальдино). Так родился новый драматиче­ский жанр — пьеса, основанная на сказочном, фантасти­ческом сюжете.

Пьесы-сказки писались и в XIX столетии («Принц Цербино», «Кот в сапогах» Л. Тика), и в XX веке («Волшеб­ные кольца Альманзора», «Город мастеров» Т. Г. Габбе, «Тень», «Дракон» Е. Л. Шварца и др.), но этот жанр, без­условно, является непродуктивным и находится на пери­ферии драматической системы жанров.

В XVII и XVIII веках в систему драматических жанров входили также балет и опера (например, комедия-балет

Ж. Б. Мольера «Мещанин во дворянстве»), но эти жанры, наряду с опереттой, ушли из области литературы и полно­стью растворились в другом виде искусства — в музыке.

Зато в литературу пришёл водевиль — одноактная коме­дия с вставными музыкальными номерами (пение куплетов и танцы). Водевили стали очень популярны в XIX веке («Шарлатанство» Э. Скриба, «Ямшик, или Шалость гу­сарского офицера», «Беда от нежного сердца» В. А. Сол­логуба и др.). В XX веке этот жанр почти полностью ис­чезает. Если в театрах ещё ставят классические водевили, то драматурги XX столетия почти не обращаются к этому жанру.

К драматическому роду литературы иногда относят ещё два очень специфических жанра: инсценировку и ки­носценарий.

Инсценировка — это переложение для сценического воплощения произведений других литературных родов (ро­манов или поэм, например). Но вряд ли можно назвать инсценировку самостоятельным жанром, поскольку предназначенное для театра произведение обычно пол­ностью подчиняется законам одного из традиционных драматических жанров (комедия, трагедия, драма).

Киносценарий как литературная основа для будущего кинофильма обладает своей жанровой спецификой, но пока ещё их не читают как пьесы великих драматургов и поэтому вряд ли можно считать их собственно принад­лежностью литературы.

Поиск

Поделиться:

Физика

Химия

Методсовет