Начальная школа

Русский язык

Литература

История

Биология

География

Математика

 

Лирика существует на протяжении всей истории чело­вечества. Первые деяния первобытных людей сопрово­ждались обрядовыми и трудовыми песнями, появление самых ранних религиозных воззрений порождало гимни­ческие стихи, а межплеменные и межродовые столкнове­ния поддерживались военными песнями.

Несколько позже появляется интимная лирика, выра­жающая субъективные чувства отдельного человека. Вна­чале она связана со свадебными и похоронными обрядами, а также с прославлением наиболее сильных и удачливых воинов. Так рождаются «плач» (похоронная песнь), лю­бовная песня, «славная песня» (прославление воина или «господина»).

Система литературных лирических жанров начинает складываться в период высокого Средневековья в твор­честве провансальских трубадуров. В их лирике жанры уже соединяют и тематические, и формальные признаки. (Следует заметить, что вообще формализованные жан­ры — более древние. По существу, вся средневековая ли­рика тяготела к более-менее жёсткой формализации.)

В то время создаются альба (песня утреннего расстава­ния влюблённых, в которой каждая строфа обязательно заканчивается словом «рассвет», «утренняя роса»), серена (песня вечернего свидания, его назначения или ожидания, где каждая строфа заканчивается словом «вечер», «вечерняя роса»), сирвента («служебная песня» — прославление сво­его господина и его деяний), тенсона (поэтический спор, диалог о сущности любви или поэтического творчества).

Но уже у трубадуров появляется достаточно свободный жанр без жёстких формальных ограничений. Это кансона. Буквально — «песня».

От создателя кансон не требовалось ничего, кроме поэтического мастерства (умения создать мелодический ритм, подобрать звучные рифмы, сохранить строфическую определённость, образно передать лирическое настроение и пр.), но не требовалось заданного количества строф, ог­раничений в количестве рифм или строк (стихов), то есть форма кансоны выглядела достаточно гибкой.

Свободным оставался поэт и в тематическом наполне­нии кансон. Он мог петь о любви к Прекрасной Даме, мог жаловаться на плохую погоду, сетовать, чувствуя прибли­жение старости, и т.п. Главное требование к содержанию жанра — лирическое настроение, поэтическое его пере­живание.

Именно в лирике раньше всего рождается жанр без строгих признаков, стремящийся вобрать в себя наиболее важные родовые особенности. И это вполне объяснимо. Лирическое переживание мимолётно, смутно и иррацио­нально. Иногда содержанием лирики становится как раз передача необъяснимого, немотивированного настрое­ния. Такое чувство невозможно «уложить» в строгую фор­му: оно сразу же «упорядочится» и найдёт себе какое-то (часто совсем неверное) объяснение. Поэтому лирика с самого начала ведёт поиски «универсального жанра», способного вместить в себя все родовые признаки.

Система лирических жанров подвергается существен­ной корректировке в эпоху Возрождения.

И вновь система тяготеет к формализации со строгим перечислением количества строк, строф, повторений, рифм и пр. Рождаются рондель, рондо, секстина, вилла- нель, триолет, баллада. Большинство этих жанров по­лучили распространение лишь во Франции, в других же странах на протяжении последующих веков они появля­лись нерегулярно в творчестве отдельных поэтов как сви­детельство их поэтического мастерства (в России к ним обращаются А. П. Сумароков, А. А. Ржевский, А. К. Тол­стой, В. Я. Брюсов, Н. С. Гумилёв и др.).

Но один из формализованных жанров, рождённых в эпоху Возрождения, очень быстро распространился по всем европейским странам и занял достойное место в по­эзии всех последующих веков вплоть до наших дней. Речь, конечно же, идёт о сонете.

Сонет — это лирическое стихотворение из четырнад­цати стихов (строк), разделённое на четыре строфы: два четверостишия (катрена) и два трёхстишия (терцета). Оба четверостишия связаны общей рифмовкой (то есть в вось­ми строках должно быть только две рифмы), которая может быть перекрёстной или опоясывающей. Два терцета имеют свои рифмы (их три), и последовательность рифмующихся стихов определяется самим автором, причём рифмы в соне­те обязательно должны быть точными и богатыми.

Сонет обязательно пишется пяти- или шестистопным ямбом. Другие размеры (метры) в сонете недопустимы. Но и это ещё не всё. Перед нами один из самых интеллек­туальных лирических жанров.

Сонет получил распространение в Европе в XIV веке и строился по принципу классического силлогизма (умо­заключения): тезис — антитезис — синтез. Проще гово­ря, сонет требует строгого распределения лирических высказываний автора по строфам: в первом четверости­шии формулируется какое-то заявление, во втором — оно подвергается сомнению, затем в трёхстишиях следуют обобщение и вывод.

Сонет очень уважаемый в лирике жанр. Многие поэты, восхищённые им, создали даже особую разновидность: сонет о сонете. Они выражали в ней своё отношение к этому жанру. Таков, например, сонет А. С. Пушкина «Суровый Дант не презирал сонета...».

Мы сейчас говорили о «классическом сонете», но популярность этого жанра заставляла поэтов экспери­ментировать даже с этой строгой формой. Так, в Англии XVI века появился так называемый «шекспировский со­нет», стихотворение из трёх четверостиший и двустишия со свободной рифмовкой.

Затем появился «усечённый» (или «обезглавленный») сонет из десяти строк: одно четверостишие и два трёх­стишия, а потом и «сонет наоборот»: сатирическое про­изведение, в котором трёхстишия предшествуют четве­ростишиям.

Иногда к сонету добавляется дополнительный пятнад­цатый стих (строка), который называется кодой.

Виртуозного владения техникой стиха требует со­здание «венка сонетов» — единого поэтического цикла из четырнадцати сонетов, объединённых пятнадцатым («магистралом»), в котором каждая строчка является пер­вой строкой одного из предшествующих четырнадцати сонетов. В России «венок сонетов» написал, например, В. Я. Брюсов («Роковой ряд»).

Сонет требует особого поэтического мастерства, чув­ства формы, лирической гармонии. Но настоящему сти­хотворцу он открывает огромные возможности для выра­жения своего отношения к окружающему миру.

Менее строгим, но, тем не менее, формализованным жанром является ода, восходящая к античной поэзии Пин- дара (Древняя Греция) и Горация (Древний Рим). Это тор­жественное лирико-ораторское произведение, написанное формализованными «одическими строфами» (десять строк с рифмовкой АВАВ—CCD—EED). Оды писались «на слу­чай» («Ода на день восшествия... императрицы Елизаветы Петровны...» М. В. Ломоносова), «похвальные» («К Фе- лице» Г. Р. Державина, «Хвала человеку» В. Л. Брюсова); позже стали появляться «сатирические» оды («Вольность» А. Н. Радищева, «Деревня» А. С. Пушкина).

Кроме формализованных в лирике существуют и те­матически-определённые жанры. Своеобразным «мости­ком» между этими двумя группами оказываются «стан­сы» — лирическое стихотворение, каждая строфа которого заключает в себе законченную мысль (например, стансы А. С. Пушкина «В надежде славы и добра...»).

К неформализованным, но тематически определённым лирическим жанрам относятся «пастораль» («идиллия»), «эпистола» («послание»), «эпиталама», «эпитафия», «над­пись», «эпиграмма», «мадригал», «элегия», «песня».

В XVIII веке и в начале XIX века большой популяр­ностью у поэтов пользовались «пастораль» (или «идил­лия») — лирическое стихотворение, описывающее идеализи­рованные чувства счастливых селян (пастухов и пастушек), а также «эпистола» («послание») — стихотворение в форме письма, обращённого к определенному лицу или группе лиц («В Сибирь» А. С. Пушкина и «Ответ» А. Н. Одоевского).

Эпиталама — свадебная песнь, прославляющая жениха и невесту. Этот жанр уже в XIX веке стал непродуктивным.

А вот «мадригал», пришедший на смену «похвальной оде», достаточно регулярно появлялся в творчестве разных поэтов на протяжении всего XIX столетия. Это небольшое лирическое стихотворение, прославляющее кого-либо. От похвальной оды мадригал отличается не только объёмом, но, главным образом, интимностью, естественностью восхищения («Мадригал полковой даме» Н. С. Гумилёва).

В XVIII и XIX веках поэты любили ёмкие жанры: «над­писи», «эпитафии» и «эпиграммы». Надписи были двух ви­дов: «к портрету» и «в альбом». Первые содержали краткую характеристику мужчин, вторые — женщин. В обоих случа­ях предполагались похвала, подчёркнутость положительного отношения к адресату. Вот, например, надпись «К портре­ту И. И. Дмитриева» Н. М. Карамзина:

Поэт, министр и друг, я всё тремя словами О нём для похвалы и зависти сказал. Добавлю, что чинов и рифм он не искал, — И рифмы и чины к нему летели сами.

Если же небольшое стихотворение содержало насмешку над кем-либо или чем-либо, получалась «эпиграмма». Этот иногда ироничный, а иногда и очень язвительный жанр дожил до наших дней, не утратив ни своей популярности, ни остроты (эпиграммы А. Ахматовой или В. Гафта).

До середины XIX века продуктивным оставался и жанр «эпитафии» — стихотворной надгробной надписи. В наши дни он ещё появляется иногда из-под пера отдельных по­этов, но сегодня это уже явно непродуктивный жанр.

Удивительная судьба сложилась ещё у двух лирических жанров, получивших развитие с XVIII столетия. Первый из них — «песня». Песня появилась как стихотворение, навеянное какой-то популярной мелодией («Среди долины ровныя...» А. Ф. Мерзлякова), или, реже, предполагалось, что оно непременно будет положено на музыку («Казачья колыбельная» М. Ю. Лермонтова). Почти в неизменном виде этот жанр дожил до наших дней.

Второй, чрезвычайно популярный в конце XVIII и в XIX веках жанр — «элегия». Это лирическое стихотворение, выражающее в основном грустное, задумчивое настроение и содержащее в себе обязательные элементы медитации и рефлексии (философское размышление и самоанализ).

Выдающимся мастером элегии был замечательный рус­ский поэт Е. А. Баратынский. В XX веке поэты очень часто создавали элегии, но очень редко соотносили свои творе­ния именно с этим жанром.

Вообще на протяжении трёх столетий (с XVIII по XX век включительно) происходил процесс размывания границ между лирическими жанрами. Вспомним жанр средневе­ковой кансоны. Именно с него началось развитие тенден­ции, которая не могла не привести к лирическому уни­версализму. Если классицизму с его строго нормативной жанровой системой ещё удавалось сдерживать размывание границ лирических жанров, то в XVIII веке этот процесс становится необратимым. Всё чаще и чаще появляются лирические произведения, которые невозможно отнести к традиционным жанрам. Термин «лирическое стихот­ворение» фиксирует появление некоего универсального жанра, чьи границы размыты настолько, что не могут быть зафиксированы по форме или по содержанию.

Появляются и очень нечёткие способы классифика­ции «лирических стихотворений»: «интимная лирика», «патриотическая лирика», «медитативная лирика», «пей­зажная лирика». Это более чем условная классификация. Разве стихотворение А. С. Пушкина «Кавказ» можно од­нозначно отнести к пейзажной лирике, ведь в нём есть и медитация, и патриотизм, и интимность?

Само стремление поэтов освободиться от жанровой определённости в лирике вполне понятно и естественно. Творец должен оставаться свободным в способе установле­ния эмоциональных отношений с читателем. Показателем его поэтического мастерства является результат. К тому же ничто не мешает стихотворцам обращаться и к старым до­брым определённым жанрам. Ведь и сегодня живут сонеты, эпиграммы и элегии. Поглотит ли их «лирическое стихот­ворение» или нам предстоит увидеть рождение новых ли­рических жанров — это может показать только время.

Поиск

Поделиться:

Физика

Химия

Методсовет