Начальная школа

Русский язык

Литература

История

Биология

География

Математика

 

Для восприятия литературного произведения очень важны такие понятия, как персонаж и характер. Давайте попробуем разобраться, в чём особенность литературных характеров. Вы знаете, что для определения любого дей­ствующего лица произведения часто используется термин персонаж.

Персонаж — это наиболее нейтральное название, указывающее только на одно из действующих в художест­венном мире произведения лиц. Персонажами могут быть и люди, и животные (Ю-ю из рассказа Куприна), и фан­тастические существа (Змей Горыныч из русских сказок), и даже предметы (Пружинка из «Городка в табакерке» Одо­евского).

«Структура образа персонажа основана на сложных приёмах сказовой или диалогической речевой характе­ристики, на разнообразных способах и формах связей и отношений речи этого персонажа со стилем автора и с речами других персонажей, на динамике смысловых превращений и изменений текста и контекста, а также ситуаций действия в литературном произведении, в его композиционном развитии, в развитии его сюжета. И тут должны быть свои специфические формы и законы по­этического или поэтизации», — отмечал выдающийся русский филолог В. В. Виноградов.

Персонажи в литературе встречаются самые разные. Иногда автор создаёт художественный мир так, что опи­санные в нем персонажи действуют как единое целое, в этом случае говорят о коллективном герое. Коллектив­ным является, например, герой народной песни «Варяг» («Наверх вы, товарищи, все по местам...»).

Персонажи нередко противопоставляются как прота­гонисты и антагонисты.

Протагонист — главный герой, основной персонаж литературного произведения, чья судьба в первую оче­редь интересует автора, на чьей стороне находятся ав­торские симпатии. Протагонистами являются Тарас Бульба из одноименного романа Н. В. Гоголя, Илья Му­ромец в одноименной балладе А. К. Толстого, Иван Северьянович из «Очарованного странника» Н. С. Лескова и т.п.

Антагонист — персонаж, противостоящий главному положительному герою (протагонисту), нередко вступаю­щий с ним в борьбу; активный отрицательный персонаж, вызывающий явное неприятие автора. Антагонистами являются мачеха в «Сказке о мёртвой царевне и о семи богатырях», Швабрин в «Капитанской дочке» А. С. Пуш­кина, колдун в «Страшной мести» Н. В. Гоголя, Ромашов в «Двух капитанах» В. А. Каверина и т.п.

Иногда писатель вводит в произведение героя, кото­рому «доверяет» выразить авторскую позицию, оценить происходящее, чтобы помочь читателю понять авторский замысел. Таких персонажей называют резонёр. Резонёром является, например, Стародум в комедии Д. И. Фонвизи­на «Недоросль».

Иногда произведение строится так, что в нём отчетливо проявляются не только образы действующих персонажей, но и образ самого повествующего. В этом случае мы вправе говорить о персонаже-повествователе. Нередко такой по­вествователь получает даже собственное имя. Таким пер­сонажем является Белкин в «Повестях покойного Ивана Петровича Белкина» А. С. Пушкина или Максим Макси­мович в «Герое нашего времени» М. Ю. Лермонтова.

Если при создании образа персонажа писатель подчёр­кивает общие для большой группы людей черты, свойст­венные определённому социальному или имущественно­му положению, возрасту и прочему, мы называем такой персонаж литературным типом. В нём общечеловеческие черты преобладают над чертами личными, индивидуаль­ными, присущими только этой конкретной личности. Например, в образе спальника из сказки П. П. Ершова «Конёк-Горбунок» явно преобладают характерные каче­ства многих лукавых, завистливых и злобных царедвор­цев. Это — литературный тип.

А вот Альбер из трагедии А. С. Пушкина «Скупой ры­царь» — персонаж гораздо более сложный. С одной сто­роны, он обладает типическими чертами средневекового рыцаря-феодала, накладывающими на его поведение ха­рактерный отпечаток. Но с другой стороны, писатель по­казывает нам не рыцаря вообще, а конкретного молодого человека с ярко выраженными индивидуальными чертами, с собственной трагической судьбой. Это уже литературный характер, а не тип. «Приёмом узнания персонажа является его характеристика. Под характеристикой мы подразуме­ваем систему мотивов, неразрывно связанных с данным персонажем», — подчёркивал Б. В. Томашевский.

Характер предполагает отображение в художественном произведении человеческой личности с присущими ей со­циальными и психологическими чертами.

Характер несёт на себе черты эпохи, культуры, соци­ально-бытового уклада, к которому он принадлежит (так же как и литературный тип), но одновременно его пове­дение определяется индивидуальными психологическими качествами, воспитанием, собственной системой ценно­стей и т. д. В нём сочетается общее и единичное, непов­торимое, вот почему так различаются художественные характеры из литературных произведений, вот почему мы легко узнаём и запоминаем каждого из них.

Нередко в обыденном разговоре мы называем персона­жей произведения героями. В этом случае слово «герой» выступает синонимом термина «персонаж». Но ведь в ли­тературе есть и подлинные герои, персонажи, совершаю­щие героические поступки. Таков Илья Муромец из рус­ских былин, таков Степан Калашников из известного вам произведения М. Ю. Лермонтова. Легко можно назвать героем Жилина из «Кавказского пленника» Л. Н. Толсто­го, а вот Костылин лишён героических черт.

Героизм предполагает преодоление персонажем серьёзных испытаний, связанных с личным риском для жизни или собственного благополучия. Героизм требует от персонажей подвига. Может ли обладать героизмом литературный тип? Конечно, может. Вспомните русские сказки, в которых появляется образ солдата. Это опре­делённый тип, среди черт характера которого мы видим и героизм.

«Персонаж, получающий наиболее острую и яркую эмоциональную окраску, именуется героем. Герой — лицо, за которым с наибольшим напряжением и вниманием следит читатель. Герой вызывает сострадание, сочувствие, радость и горе читателя», — писал Б. В. Томашевский.

Может ли герой быть отрицательным? Наверное, вы сами легко ответите на этот вопрос, вспомнив, что слово «герой» может выступать синонимом термина «персо­наж». Отрицательный герой — это всего-навсего отрица­тельный персонаж.

Подлинный герой — это в первую очередь героический характер. Обратите внимание на важное отличие герои­ческого характера от литературного типа. Мы только что говорили о солдатах из русских сказок. Их готовность к героическим поступкам определяется их профессией: солдат готовят к войне, а война всегда несёт угрозу че­ловеческой жизни. А вот когда Иван-крестьянский сын встаёт на защиту родной земли, сменив плуг на боевую палицу, — это поступок, продиктованный личными чер­тами характера.

Давайте вспомним Кирибеевича из «Песни про царя Ивана Васильевича, молодого опричника и удалого купца Калашникова» М. Ю. Лермонтова. Этот молодой оприч­ник, выходя на бой против Степана Парамоновича, тоже рискует своим здоровьем и жизнью, но можно ли назвать его героическим характером? Наверное, нет. Дело не толь­ко в поступках персонажей, но и в целях, которые они ста­вят перед собой. Цели Кирибеевича низменны, а цели Ка­лашникова — благородны. Героический характер всегда преследует благородные цели, стремится к утверждению возвышенных идеалов. Он идёт на подвиг сознательно, стремясь сделать лучше жизнь других людей, а не достиг­нуть личного благополучия, славы или награды.

Писатель, создавая героический характер, обязательно объясняет читателю, чем мотивируется поведение пер­сонажа, сознательно или по стечению обстоятельств он совершает героический поступок («Геройству что виною было — скупость», — говорит Альбер из «Скупого рыца­ря» А. С. Пушкина, и это сразу же снижает в восприятии читателя ценность его поступка).

Очень важно при создании образа героя показать, что его слова, мечты не расходятся с делом. Он не толь­ко встаёт на путь подвигов, но готов пройти этот путь до конца, умереть или победить. Именно так создаётся геро­ический характер.

Романтический характер на первый взгляд очень похож на героический. Различить их иногда весьма непросто, тем более что романтика часто сопровождает героические поступки, вдохновляет их. Романтика — это пережива­ние, связанное со стремлением к возвышенному идеалу, эмоциональное стремление к его достижению. Это об­ласть мечты, находящейся в известном противоречии с реальностью. Когда же романтика подвигает персонаж на реальные действия, она часто переходит в героику или трагизм (если романтические идеалы абсолютно не сов­местимы с действительностью).

Вспомним Владимира Дубровского из романа А. С. Пушкина. Гвардейский офицер, дворянин мечта­ет о справедливости, но вот в борьбу за осуществление своих идеалов он вступает не по пути закона (суд, жало­ба) или дворянской чести (дуэль), а стремясь в одиночку изменить фактический порядок вещей. Он становится разбойником, но при этом пытается сохранить благород­ство, действовать по справедливости. К концу романа романтический характер «благородного разбойника» пе­рерастает в характер трагический, когда Владимир осоз­наёт невозможность достижения мечты реальными (хотя и радикальными) действиями.

А вот Мцыри из одноименной поэмы М. Ю. Лермон­това остаётся романтическим характером на протяжении всего повествования. Его стремление к свободе абстракт­но. Побег из монастыря не имеет конкретной цели, он символичен и важен для персонажа самим фактом своего осуществления. Мцыри живёт и умирает, одушевлённый одной мечтой:

Я знал одной лишь думы власть,

Одну — но пламенную страсть.

Среди романтических характеров особое место зани­мают характеры художников, музыкантов. Их возвышен­ные мечты находят воплощение в их творчестве, которое не всегда понимает и принимает общество. Но само про­изведение искусства, созданное их фантазией, начинает жить своей жизнью, утверждая мечты, идеалы автора даже после его смерти.

В замечательной трагедии А. С. Пушкина «Моцарт и Сальери» Сальери может отравить Моцарта, но он не может убить его музыку, и в памяти потомков останется блистательный романтик Моцарт, а не угрюмый завист­ник Сальери.

Вы уже хорошо знаете, почему мы смеёмся, читая ли­тературное произведение. Чтобы читатель засмеялся или хотя бы улыбнулся, необходимо присутствие в произве­дении комического эффекта.

А комическое появляется всегда, когда обнаруживает­ся явное несоответствие, противоречие между сущностью и формой её проявления. Вспомним чеховский водевиль «Медведь». Здесь комический эффект в первую очередь возникает в результате противоречия характеров двух главных героев и их поведения. Вот на сцене появляется Попова. Молодая, красивая, жизнерадостная женщина надевает на себя маску глубокой скорби, отрешённости от жизни, но она сразу же весьма бойко и несдержанно начинает спорить с незваным посетителем. Вместо того чтобы уплатить долг поскорее и избавиться от «грубияна», она упрямится, желая добиться своего. Здесь её «маска», придуманная ею роль вступает в противоречие с её же ре­альным поведением. И это уже не эпизод, не отдельная ситуация, это противоречие характера.

Противоречие скрыто и в характере Смирнова, разыг­рывающего роль женоненавистника, но восхищающегося Поповой («какая женщина!»).

Итак, комический характер появляется тогда, когда ав­тор показывает читателю явное противоречие между вну­тренней сущностью персонажа и его поведением, надетой на себя «маской».

Смех — очень сильное «эстетическое оружие». Комич­ность характеров Смирнова и Поповой — замечательный приём, раскрывающий внутренний мир двух очень оди­ноких людей. В этом произведении автор сочувствует персонажам, хотя и посмеивается над ними. Такой до­бродушный смех, не разрушающий симпатии читателя к ха­рактерам, называется юмором.

Иногда смех автора становится резким, уничижитель­ным, обидным. Это происходит тогда, когда высмеива­ются пороки, опасные для общества. Злая, «бичующая» насмешка, один из эффективных видов комического, носит название сатиры.

Именно сатиру использует М. Е. Салтыков-Щедрин в сказке «Глупый барин», высмеивая глупость помещи­ка, мечтающего избавиться от мужиков, но не желающего понять, что именно они кормят и обслуживают его, по­зволяя сохранить человеческий облик.

Существует ещё один распространённый способ изобра­жения комического несоответствия, когда говорится одно, а подразумевается прямо противоположное. Он называется иронией. Вот в басне И. А. Крылова «Слон и Моська» мы читаем строки: «Ах, Моська! Знать, она сильна, / Что лает на слона». Эта реплика иронична, насмешка здесь скрыта, но она не только не перестаёт оставаться насмешкой, но, напротив, позволяет читателю яснее представить себе не­лепость притязаний комического персонажа.

Разные виды комического, используемые писателями при создании литературных характеров, позволяют сде­лать эти характеры более зримыми, помогают читателю понять побудительные мотивы поведения того или иного персонажа.

Трагическим характером в литературе, как правило, обладают персонажи, вызывающие явное сострадание читателей. Но не всегда. Нередко злодей, отрицательный персонаж, также обладает трагическим характером.

Мы с вами уже обращали внимание на то, что образ Владимира Дубровского из романа А. С. Пушкина, пред­стающий перед читателем как характер романтический, в конце произведения становится трагическим характе­ром. Но трагическим оказывается и характер явного ан­тагониста Владимира Дубровского Кирилы Петровича Троекурова.

Дело в том, что трагическое, трагизм возникает тогда, когда персонаж попадает в безвыходную ситуацию, когда он вступает в конфликт, не имеющий благополучного разре­шения вне зависимости от того, что предпримет персонаж. Трагический конфликт — это изначально неразрешимый конфликт.

Разберёмся с ситуацией, в которой оказались Дубров­ский и Троекуров. Владимир, стремясь к справедливости, становится разбойником, тем самым загоняя себя в без­выходную ситуацию: нельзя попирать законы и нельзя устанавливать справедливость злодейскими методами. Разбойник не может сохранить офицерскую честь. Здесь вроде бы всё ясно.

У Троекурова тоже складывается трагическая ситуация. Он не хотел ссоры с Андреем Дубровским (сосед обидел­ся на реплику крепостного Троекурова), но он не может выполнить требование хозяина Кистенёвки и выдать ему на расправу своего крестьянина, не утратив дворянской чести и достоинства (он может сам сурово наказать пса­ря, но не этого хочет его сосед). Заметьте, затеяв неспра­ведливую тяжбу и выиграв процесс, Троекуров всё же сам приезжает в Кистенёвку для примирения, но его гонят со двора. Лишившись друга, который мог без подобострастия сказать ему в глаза правду, Троекуров становится рабом худших своих качеств, тиранит Машу и подчиняется вли­янию омерзительного Верейского. Троекуров — персонаж отрицательный, но он наделён трагическим характером.

В безвыходном положении оказался и Степан Калаш­ников М. Ю. Лермонтова: какое бы решение он ни при­нял, он либо предаст свою любимую жену, либо навлечёт на себя гнев царя.

Трагический характер во многом определяется выбо­ром, который совершает персонаж: если он, как Трое­куров, ищет выход с наименьшими для себя потерями, он часто встаёт на путь зла, а вот персонажи, готовые принять основной удар на себя, чтобы облегчить участь других людей (Нефед из рассказа «Лапти» И. А. Бунина, Степан Калашников), воспринимаются нами не просто как положительные персонажи, но как подлинные герои.

Прежде чем начать разговор о диалектическом харак­тере, нам надо выяснить смысл понятия «диалектика». Диалектика — философское понятие, обозначающее ме­тод познания действительности в её развитии, в движении; причём основным механизмом развития здесь оказываются внутренние противоречия.

Таким образом, если мы применим диалектический метод к персонажам, то диалектическим характером будут обладать те действующие лица, которые показаны автором в развитии и чьё развитие обусловлено их внутренними про­тиворечиями.

Вспомним замечательный образ Лизы из «Барыш­ни-крестьянки» А. С. Пушкина. Развитие её характера в новелле является очевидным результатом внутренних противоречий: принадлежа к семейству Муромцевых, она вступает в дружеские отношения с представителем вра­ждебного семейства Берестовых (скрывая это и от своего отца, и от Алексея), родовая дворянка — она играет роль деревенской девушки.

Противоречивые стремления Лизы вызывают в её характере внутренний конфликт, заставляющий девуш­ку метаться, принимать неожиданные решения, менять свои планы. Согласившись на свидание с Алексеем, она тут же решает, что оно будет последним, но затем продолжает приходить на встречи. Узнав о предстоя­щем визите Берестовых, она изменяет свой облик, вос­пользовавшись косметикой воспитательницы-англи­чанки.

Внутренняя борьба в душе Лизы заставляет её более внимательно взглянуть на окружающий мир, задуматься о том, что происходит вокруг неё, прислушаться к свое­му собственному внутреннему голосу. Проще говоря, на протяжении нескольких дней в характере девушки проис­ходят весьма значительные изменения, она приобретает житейскую мудрость, учится отстаивать свою независи­мость и право на человеческое счастье.

Пушкин удивительно тонко и точно показал, как влю­блённость влияет на взросление девушки и становление её характера.

Поскольку в лирике часто отражаются мгновенные, сиюминутные переживания, а смена настроений нередко бывает трудноуловимой, лирический характер определить весьма непросто. К тому же мы с вами помним, что ли­рический герой не тождествен автору, он такой же вы­мышленный персонаж, как и герои произведений других литературных родов.

Лирический герой является читателю в момент эмо­ционального восприятия окружающего его мира и выка­зывает себя через лирическое переживание. Можно ли на основании этого говорить о литературном характере?

Лирика отражает далеко не все человеческие пережи­вания, но наиболее значимые, безраздельно захватившие душу в какое-то мгновение жизни. И это чувство, отражая эмоциональное состояние лирического героя, одновре­менно выражает главные особенности его характера. Ко­роткая лирическая миниатюра может раскрыть полный и глубокий человеческий характер.

Вот стихотворение А. К. Толстого «Коль любить, так без рассудку...». Восемь строчек не только представляют читателю достаточно цельный характер, они выражают вполне определённую жизненную позицию. Точно так же и лирический герой пушкинского сонета «Мадонна» не только объясняется в любви к женщине, он раскрывает свой характер, в котором читатель видит и искреннюю христианскую веру, и глубокую образованность, и тонкий вкус, и чёткую нравственную позицию.

У лирики есть одна важная отличительная особен­ность. Характер лирического героя в ней чаще всего в какой-то мере наделён качествами зеркала: он отража­ет не только переживания поэта, но и внутренний мир читателя. Только верующий читатель может почувст­вовать трепетное и нежное чувство лирического героя к женщине в сонете А. С. Пушкина «Мадонна», только чуткий к настроению другого человека сердцем примет завораживающий монолог лирического героя стихот­ворения Н. С. Гумилёва «Жираф» и только способный восхищаться красотой природы поймёт характер, вопло­щённый в пейзажной лирике Ф. И. Тютчева, А. А. Фета и С. А. Есенина. Восприятие лирики — глубоко личное дело каждого читателя, и нет ничего страшного, если отдельные произведения не вызывают в его душе эмо­ционального сочувствия. Плохо, когда лирика в целом оставляет человека равнодушным.

Итак, характер лирического героя проявляет себя че­рез эмоциональное переживание, выраженное в художе­ственной форме и отражающее как эмоциональный мир автора, так и душевное состояние читателя, настраиваю­щегося на сопереживание лирическому герою.

Создание детского характера представляет для писа­теля немалую трудность. Все взрослые когда-то были детьми, но большая их часть забыла о том, каким пред­ставлялся им окружающий мир в то время. Вы наверняка читали сказку А. де Сент-Экзюпери «Маленький принц» и помните, сколь нелепыми и смешными подчас пред­ставляются ребёнку «серьёзные» взрослые люди.

Хороший писатель, создавая детский характер, умеет взглянуть вокруг себя его глазами, встать на позицию ре­бёнка, принять его представление о хорошем и дурном. Есть у детского характера одна самая важная особенность: он никогда не является завершённым, сложившимся. Детство и юность — это периоды становления личности, поэтому, изображая ребёнка, писатель прежде всего за­ботится о том, чтобы показать процесс формирования характера. В новелле Р. Киплинга «Маленький Вилли-Винки» этот процесс точно ограничен двумя знаковыми рубежами: вначале герой присваивает себе имя сказочного персонажа, а в конце повествования просит не называть его Винки, поскольку он — Персиваль Вильям Вильямс. Ребёнок осознал себя самоценной личностью, а писатель показал нам, как это произошло.

Дети часто подражают взрослым, стремятся предста­вить себя на их месте. Именно в такую игру играет ге­роиня «Алисы в Стране чудес» Л. Кэрролла. Но и здесь представляющая себя «взрослой» Алиса не может не посмеиваться над вечно спешащим куда-то Кроликом (сравните это с возмущением Маленького Принца, когда ему говорят о «серьёзных» делах взрослых), не может не отметить, что советы, указания и ритуалы, которым надо следовать, нередко оказываются не просто нелепыми, но даже вредными.

Создавая жизненно достоверный детский характер, писатель получает возможность воспользоваться искрен­ним, наивным взглядом ребенка, чтобы показать недо­статки реальной действительности, не замечаемые взро­слыми людьми. Пользуясь этим приёмом, автор может поставить перед читателем очень важные вопросы: что свидетельствует о красоте дома — его розовые колонны или его стоимость («Маленький принц» А. де Сент-Экзю­пери). Справедлива ли система английского судопроиз­водства («сначала суд, а следствие потом» в «Алисе в Стра­не чудес» Л. Кэрролла)? Живым или мёртвым является окружающий людей мир («Никита» А. П. Платонова)?

Детский характер — это характер человека, активно познающего окружающий его мир и ищущего для себя место в этом мире.

Анималистическими называются образы животных в искусстве. Но могут ли они обладать характерами и что в таком случае понимать под характером животного? Вы уже встречали различных зверей в фольклоре и литера­туре (например, сказки о животных, басни различных писателей), но часто за образом животного скрывалась прозрачная аллегория: в русской народной сказке «Ца­ревна-лягушка» лягушачья шкура лишь скрывает облик девушки, а Волк из басни И. А. Крылова «Волк и Ягнё­нок» обладает малопривлекательными, но вполне чело­веческими чертами.

Но у животных есть свои особенности, и многие из них обладают ярко выраженным индивидуальным ха­рактером. Чтобы убедиться в этом, достаточно вспомнить образ кошки из хорошо знакомой новеллы А. И. Купри­на «Ю-ю». Здесь перед нами появляется именно кошка, обладающая инстинктами, присущими зверю. Но это до­машнее животное, и Ю-ю устанавливает со своими хо­зяевами особые отношения: у неё есть свои привычки, свои любимцы и свои, ей одной понятные, обязанности перед теми, кто кормит и ласкает её. Ю-ю — не аллегория, она представитель мира природы, окружающей человека и обогащающей его внутренний мир.

В «Кладовой солнца» М. М. Пришвина читатель ви­дит множество зверей (вороны, змея, волк Серый Поме­щик, заяц и другие), но характером наделён только один персонаж — собака Травка. Её «внутренний мир» пока­зан писателем «изнутри», её поведение мотивировано её представлением о смысле существования. Пришвин даже предлагает читателю «перевод» на человеческий язык её «внутреннего монолога» («Можно догадываться, она так подумала!..»). Все другие животные в этом произведении показаны с точки зрения людей, оценивающих и харак­теризующих их поведение.

Анималистический характер — это описание повадок и характерных черт животного, обладающего ярко выра­женной индивидуальностью.

Искусство обладает особым свойством: изображая конкретное, единичное явление или определённого пер­сонажа, оно даёт представление о целом ряде сходных яв­лений и людей. Создавая вымышленный художественный мир, оно обогащает людей знаниями о реальном мире, в котором живёт человек. Это свойство искусства назы­вается типизацией. Типизация — это изображение общего в единичном, соединение характерного и индивидуального в едином художественном образе.

Иногда в литературе появляются персонажи, в ко­торых индивидуальные черты отходят на второй план, а читателям представляются свойства, присущие опреде­лённой группе людей, обладающих общими качествами, выработанными их социальным положением, националь­ной принадлежностью, культурной традицией, возрастом и прочим. Такие персонажи называются литературными типами.

В «Песни о вещем Олеге» А. С. Пушкина Олег обладает характером, а Кудесник — литературный тип языческого жреца-предсказателя, не случайно он, даже говоря о себе, использует множественное число («Волхвы не боятся мо­гучих владык, и княжеский дар им не нужен»). Поэту важ­но здесь показать не конкретного человека с неповтори­мым внутренним миром, а предсказателя, к чьему мнению непременно надо прислушаться: за Кудесником стоят определённая традиция и авторитет его многочисленных собратий, что определяет доверие князя к его словам.

Литературными типами являются и образы генералов из «Повести о том, как один мужик двух генералов про­кормил» М. Е. Салтыкова-Щедрина.

В жанре басни читатель чаще всего встречается не с ха­рактерами, а с литературными типами. Басня призвана бичевать пороки, и именно характерный порок оказы­вается определяющей (а подчас и единственной) чертой, мотивирующей поведение персонажа.

Литературные типы позволяют писателю быстро и кра­сочно представить среду, окружающую того или иного героя (вспомните типы уездных помещиков, томящихся в доме Троекурова, из романа А. С. Пушкина «Дубров­ский»), показать общие особенности большой группы людей, объяснить противоречия и мотивы поведения в человеческом обществе.

Появление в творчестве писателя образа художника обычно сопровождается обращением к теме «поэта и по­эзии», в которой творец стремится постигнуть и раскрыть тайну творчества. Авторам важно осознать смысл и пред­назначение «служения музам», но им также важно объяс­нить читателям, для чего создается «вторая реальность», художественный мир. Характер художника — это характер творца, создающего новые миры, чтобы читатели могли лучше понять и принять красоту окружающего нас мира.

Образ художника как самостоятельный центральный персонаж занимает важное место в творчестве писате­ля. Автор произведения стремится показать читателю, что художник в значительной мере чувствует и выражает ощущения иначе, нежели большинство людей. Музы­канта и поэта, ваятеля и художника объединяют воспри­имчивость к красоте и желание воплотить гармоничный образ в искусстве. Так, за образом творческой личности утвердилось право передавать авторские представления о природе вдохновения. Заметьте, что образ художника в литературном произведении нередко объединяет в себе контрастные мотивы служения и могущества.

Существует поэтическая традиция, согласно которой лирический герой максимально «совпадает» с автором произведения. Такой способ общения «от первого лица» избрал современник А. С. Пушкина поэт Е. А. Баратын­ский, создавший в элегиях и посланиях своеобразный автопортрет художника.

А. С. Пушкин посвятил замечательные стихи теме «по­эта и поэзии», объединённые размышлениями о природе творчества, о воздействии произведения на человека и об уникальности положения поэта среди людей. Так создаёт­ся характер художника.

Фантастические персонажи существуют в искусстве испокон веков. Уже в древних литературах мы встречаем образы драконов (Змей Горыныч), кентавров (Полкан), колдунов и др. Какую роль они играют в художественном творчестве и для чего вводятся в произведения искусства?

Вы уже знаете, что фантастика играет важную роль в создании художественного мира произведения. Так, фантастический персонаж может помочь автору охарак­теризовать героя. Подумайте, какое глубокое различие со­держится в противоборстве богатыря с просто сильным противником и с фантастическим чудовищем: одно дело победить сильного и ловкого воина и совсем другое — Змея Горыныча или Идолище Поганое.

Вот, например, в произведениях Н. В. Гоголя сверхъ­естественные могущественные силы всегда оказываются носителями зла, а противостоят им обычные люди, спо­собные одержать победу и уберечь мир от скверны. Кол­дуны («Страшная месть»), ведьмы («Вий»), черти («Ночь перед Рождеством») испытывают людей, проверяют их человеческие качества, помогая читателям понять, в чём состоят истинные ценности человеческой жизни.

Но фантастические персонажи могут выступать и со­юзниками человека. Обаятельный Конёк-Горбунок из сказки П. П. Ершова не просто «волшебный помощник» Ивана, он — его воспитатель и учитель, содействующий развитию и становлению характера героя.

«Алиса в Стране чудес» Л. Кэрролла — это мир детской игры, населённый образами, порождёнными детской фан­тазией. Художественный мир сказки отражает представле­ния Алисы о реальности, но в условном, игровом воспри­ятии, в котором соединяются детская наивность и ирония над условностями «мира взрослых». Белый Кролик, Коро­лева, Герцогиня, Болванщик и другие соединяют в себе узнаваемые черты реальных людей и буйную фантазию ре­бёнка. Каждый из них в символической форме воспроиз­водит что-то присущее человеческому обществу и однов­ременно характеризует саму Алису — ведь они персонажи игры, которую придумала и в которую играет девочка.

Дж. Р. Р. Толкиен создал огромный фантастический мир эпопеи «Властелин колец» (в который входит также сказка «Хоббит»), чтобы раскрыть философскую основу противоборства добра и зла. Его Средиземье населено хоббитами, эльфами, гномами, которые уйдут, оставив землю людям, но прежде чем уйти, они должны очистить мир от зла.

Фантастические персонажи помогают писателю со­здать модель общественных отношений, дать оценку ка­чествам человеческого характера, показать непреходящую ценность дружбы, любви, верности и, самое главное, от­ветственности за всё, что тебя окружает. «Все мы в ответе за свою планету», — скажет Маленький Принц, фанта­стический персонаж, более человечный, чем многие из людей, заботящихся только о собственном благополучии.

Каким бы фантастическим ни казался персонаж, со­зданный воображением писателя, он всегда тесно связан с реальным миром автора, всегда отражает то или иное представление о живых людях, сильных и слабых чертах их характера. Фантастика не отменяет реальности, не уво­дит читателя от решения насущных проблем обыденной жизни. Она лишь позволяет более зримо и с наименьши­ми объяснениями создать условную модель мира, главной фигурой в котором всё равно остаётся человек.

Самое главное

Персонаж — нейтральное обозначение любого дейст­вующего лица в произведении, а характер — это персонаж с присущими человеческой личности социальными и пси­хологическими чертами.

Поиск

Поделиться:

Физика

Химия

Методсовет