Начальная школа

Русский язык

Литература

История

Биология

География

Математика

 

Индивидуальность, неповторимость художественного мира литературного произведения непосредственно свя­зана именно с поэтикой.

Вот один ряд произведений: «Горе от ума» А. С. Гри­боедова; «Капитанская дочка» А. С. Пушкина; «Князь Серебряный» А. К. Толстого; «Идиот» Ф. М. Достоевско­го; «Огненный ангел» В. Я. Брюсова. Что в них общего? На первый взгляд такой вопрос может показаться стран­ным, но все эти очень разные произведения базируются на одном основном конфликте, обычно называемом «лю­бовным треугольником».

Представим ещё один ряд произведений: «Тщетно я скрываю сердца скорби люты...» А. П. Сумарокова, «Я вас любил: любовь еще, быть может...» А. С. Пушкина, «Последняя любовь» Ф. И. Тютчева, «Средь шумного бала случайно...» А. К. Толстого, «Песня последней встречи» А. А. Ахматовой. Все они представляют любовную лирику. Здесь налицо сходство тематики и жанрового воплощения. В то же время это очень разные стихотворения, несущие на себе печать неповторимого художественного своеобразия.

Вот тут мы подходим к одному очень важному выводу: в искусстве важна не тематическая новизна, а оригиналь­ность, неповторимость разработки темы. Не случайно в поэзии существуют «вечные герои» и «вечные темы».

Это понятно, ведь автор должен писать не только о том, что волнует его, но рассчитывать, что его произве­дение вызовет отклик читателя, которого также должно интересовать всё, о чем пишет автор (иначе он просто не станет читать книгу).

Любой художник в первую очередь озабочен вопросом, как сказать читателю то, что он считает очень важным. В том, как он это сделает, и будут проявляться его инди­видуальность, его новаторство.

Мастерство писателя проявляется в умении подчинить общие законы искусства своему творческому замыслу, выбрать и воплотить во «вторую реальность» наиболее эффективные приёмы и художественные средства. Как замечал академик В. М. Жирмунский, «в живом единстве художественного произведения все приёмы находятся во взаимодействии, подчинены единому художественному заданию. Это единство приёмов поэтического произве­дения мы обозначаем термином "стиль"».

Нужно специально подчеркнуть, что стиль — это не механический набор художественных приёмов и средств, используемых в произведении, а именно их гармонич­ное взаимодействие, их подчинённость авторскому за­мыслу.

Есть такое крылатое выражение: «Стиль — это чело­век». Перефразируя это изречение Бюффона, можно ска­зать, что стиль — это неповторимая индивидуальность произведения, отличающая его от всех других произве­дений.

Правда, у литературоведческого понятия «стиль» есть один недостаток — омонимичность лингвистическому термину, что нередко приводит к путанице при работе с текстом литературного произведения. В лингвистике под стилем понимается функциональная разновидность языка (речи), говорят о книжном, разговорном, научном, публицистическом стилях. С лингвистической точки зре­ния все литературные произведения определяются одним (художественным) стилем. Исключение составляют лишь сказовые формы повествования и речевые характеристи­ки персонажей. С точки зрения поэтики такой подход ма­лопродуктивен. На это обращал внимание М. М. Бахтин: «Лингвистика знает только систему языка и текст. Между тем всякое высказывание, даже стандартное приветствие, имеет определённую форму автора (и адресата)».

Но существует и собственно литературоведческое опре­деление. Стиль — это система художественных приёмов и средств, свойственных отдельному произведению и выра­жающих его глубокую оригинальность и неповторимость.

В литературном произведении обычно можно опре­делить стилевую доминанту, на основе которой создаёт­ся художественный мир, ведь стиль — это не форма, а ее конкретное проявление. Стилевая доминанта может про­явиться в речевых конструкциях, в композиции, в ассоци­ативных связях и пр. Стилевая доминанта — это интегри­рующая характеристика произведения.

А. С. Пушкин — великий поэт, и Б. Л. Пастернак — ве­ликий поэт. Но Пушкин достаточно редко и очень изби­рательно прибегает в своей лирике к метафорам, зато он очень любит эпитеты, виртуозно добиваясь с их помощью необходимого ему эстетического эффекта.

А вот лирика Пастернака насквозь метафорична, именно метафора позволяет этому поэту выразить своё чувственное восприятие мира.

Пушкинская проза — глагольна, лапидарна, в ней по­чти нет периодов, а вот тургеневская проза характеризу­ется пристрастием автора к членению на периоды. В гого­левской прозе присутствует своеобразная «избыточность».

Стилевая доминанта может проявляться на языковом уровне организации прозы. В русском стихосложении на­иболее часто встречаются двухсложные размеры (особен­но — ямб), но поэзия В. В. Маяковского выпадает из этого правила: для неё характерна иная организация — дольник. Здесь мы видим стилевую доминанту на уровне метрики.

Если в произведениях Л. Н. Толстого мы отчётливо слышим авторский голос, расставляющий наиболее важ­ные с точки зрения писателя акценты, то Ф. М. Досто­евский тщательно избегает личного комментария опи­сываемого, предлагая читателю самому сделать вывод из прочитанного. Это тоже стилевые доминанты.

Вообще, стиль отдельного произведения всегда едини­чен, ибо сочетание и гармонизация поэтических приёмов и средств в каждом произведении неповторимы. У одного автора могут быть два и более произведений, имеющих разные стилевые доминанты (ср. пьесы М. А. Булгакова «Дни Турбиных» и «Бег»).

Определение стиля произведения возможно лишь в ре­зультате его целостного поэтического анализа. Вот почему так важно знать общие законы поэтики.

Самое главное

Стиль — это система художественных приёмов и средств, свойственных отдельному произведению (или конкретному автору) и выражающих его глубокую ориги­нальность и неповторимость.

Поиск

Поделиться:

Физика

Химия

Методсовет