Начальная школа

Литература

Русский язык

История

Биология

География

Математика

 

В мировой фауне семейство насчитывает свыше 2 тыс. видов. Большей частью обитают они в сухих субтропических и тропических областях. В пределах бывшего СССР их насчитывается свыше 200. В названии семейства отражен один из наиболее существенных признаков, характеризующий входящих в него жуков: в их теле, особенно в крови, содержится ядовитое вещество кантаридин. Попав на кожу человека, кантаридин вызывает ожоги и появление водянистых пузырей, или нарывов. Раз создав это удивительное вещество, природа восхитилась своим удачным творением и, как мы уже знаем, снабдила им не только нарывников, но и мягкотелок, и амбарного долгоносика, и целый ряд других насекомых. Но именно для нарывников наиболее характерно обладание этим защитным свойством. Потому именно они издавна употреблялись в медицинских целях для изготовления наружных пластырей, а в некоторых случаях и для внутреннего употребления.

 

Кантаридин настолько сильный яд, что случайное поедание нарывников скотом может вызвать отравление животных. Как пишет А. Брэм: «Если скот с растениями поедает маек (эти жуки относятся к нарывникам, и о них речь пойдет ниже), то ему это не проходит даром: живот начинает пухнуть, и происходит расстройство пищеварительного канала».

Однако ласточки, куры и жужелицы поедают этих жуков без видимых для себя неприятных последствий.

От других жуков представителей этого семейства отличают по мягким, расходящимся на вершине надкрыльям, рассеченному надвое коготку на лапках и запоминающемуся неприятному запаху. Для них характерна также оригинальная, очень выпуклая кверху, а сзади суживающаяся и совершенно не прикрытая щитком отвесная голова. Позади глаз она как бы перетянута и имеет подобие шеи.

Окрашены нарывники обычно в яркие цвета, часто с металлическим блеском.

Пищевые привязанности у нарывников весьма разнообразны. В пределах одного вида различаются вкусы жуков и личинок. Одни виды питаются листьями растений, при этом некоторые из них имеют все основания считаться опасными их вредителями.

К вредным видам вполне можно отнести и тех, личинки которых уничтожают яйца одиночных пчел и запасы пищи этих ценных опылителей. Но есть и полезные нарывники: их личинки уничтожают яйца саранчовых – хорошо известных пожирателей всевозможных растений.

Всем нарывникам свойственно усложненное полное превращение – гиперметаморфоз. Оно характеризуется наличием нескольких форм личинок. Вот как это происходит. Из отложенного самкой яйца отрождается крошечная, не более миллиметра, своеобразная личинка.

Ее именуют триунгулином (или триунгулиной). Вы вправе спросить, что это за странное такое имя? Как это обычно бывает с названиями насекомых, их имена отражают какие‑либо отличительные черты морфологии, образа жизни или места обитания. Так вот, в данном случае речь идет о внешнем облике.

Молодые личинки, вышедшие из яиц, имеют странную форму. Треугольная голова снабжена длинными тонкими сяжками. Добавьте к этому три пары направленных в стороны ног, оканчивающихся коготками. Каждая лапка имеет тройной коготок. На конце брюшка расположены две торчащие щетинки. Эти существа совсем не похожи на обычных личинок жуков и скорее напоминают какое‑то другое насекомое. К. Линней назвал их пчелиной вошью, а французский энтомолог Жан Мари Леон Дюфур в начале XIX в. принимал за самостоятельных насекомых. Именно он и дал им родовое название триунгулины (Triunglus) (ведь по‑латыни треугольник – triangulum, да к тому же ungula – это коготь, коготок). И лишь знаменитому английскому натуралисту Ньюпорту удалось установить, что это вовсе не самостоятельное насекомое, а первая личиночная стадия нарывников.

Триунгулина представляет собой весьма подвижную, гибкую, темноокрашенную личинку с хорошо развитыми ногами и с острыми кривыми челюстями – мандибулами. Триунгулины нарывников, специализирующихся на поедании саранчовых, отыскивают их самостоятельно. Активно ползая по земле, эти мельчайшие создания ищут кубышку (напомню, что кубышкой называют группу склеенных самкой саранчи собственных яиц). Иной раз для этого они, словно шахтеры, углубляются в темень подземелья.

Найдя кубышку, триунгулина проникает внутрь ее и начинает там бесчинствовать. Поедая одно за другим яйца, она вскоре линяет и превращается в червеобразную, так называемую вторую личинку. У нее уже нет ног, а тело толстое и белое. Она три раза линяет, все время продолжая питание. Закончив питание и рост, прогрызает стенку кубышки, выходит в почву и превращается в ложную куколку.

Весной ложнокуколка вновь претерпевает линьку, и из нее выходит третья личинка. Третья личинка не питается. Она продвигается в верхние слои почвы, устраивает новую колыбельку, линяет в ней и превращается в куколку, из которой наконец‑то вылупляется взрослый жук.

Те нарывники, что предпочитают пчелиных, поначалу ведут себя иначе. Их триунгулины поджидают своих хозяев на цветах. Как только ничего не подозревающее насекомое присядет на такой цветок, коварная триунгулина и прицепляется к нему. Теперь у нее одна задача: не разжать свои челюсти до того момента, как она с комфортом будет доставлена в гнездо своей будущей жертвы. Там после первой же линьки она превращается в червеообразную малоподвижную личинку. Далее, вплоть до появления жука, характер ее развития повторяет только что описанный.

Спаривание у нарывников происходит на поверхности почвы или на растениях вскоре после отрождения жуков. И все повторяется: уже через несколько дней самки откладывают яйца в углубления почвы, под различные предметы, в гнезда пчел и на цветки или листья растений.

Поиск

Поделиться:

Физика

Химия

Методсовет