Начальная школа

Русский язык

Литература

История

Биология

География

Математика

 

9-16Самарий.  В середине 40х годов XIX века начальник штаба Корпуса горных инженеров Василий Евграфович Самарский-Быховец (1803–1870) предоставил немецкому химику Генриху Розе (1795–1864) для исследования образцы черного уральского минерала, найденного в Ильменских горах.

Незадолго до этого минерал исследовал брат Генриха, немецкий минералог и кристаллограф Густав Розе (1798–1873), и назвал его уранотанталом.

Генрих Розе в знак благодарности предложил переименовать минерал и назвать его самарскитом. Как писал Розе, «в честь полковника Самарского, по благосклонности которого я был в состоянии производить над этим минералом все изложенные наблюдения». Присутствие в самарските нового элемента доказал только в 1879 году Лекок де Буабодран, он и назвал этот элемент самарием. Это был первый случай, когда химический элемент назвали по имени реального человека.

 

 

Гадолиний.  В 1794 году финский химик и минералог Юхан Гадолин открыл в минерале, найденном вблизи Иттербю, оксид неизвестного металла. В 1879 году Лекок де Буабодран назвал этот оксид «гадолиниевой землей» (Gadolinia).  В 1880 году спектральным анализом было доказано, что в оксиде присутствует новый элемент, названный гадолинием.

 

 

 

Фермий  и эйнштейний.  В 1953 году в продуктах термоядерного взрыва, который США произвели в 1952м, были обнаружены изотопы двух новых элементов, названных впоследствии фермием и эйнштейнием – в честь итальянского физика Энрико Ферми (1901–1954) и Альберта Эйнштейна (1879–1955).

 

 

 

Кюрий.  Элемент был получен в 1944 году группой американских физиков во главе с Сиборгом путем бомбардировки плутония ядрами гелия. Его назвали в честь Пьера и Марии Кюри. С другой стороны, в таблице элементов кюрий стоит прямо под гадолинием. Так что ученые, придумывая название новому элементу, вероятно, имели в виду и эту аналогию. В символе элемента (Cm) первая буква обозначает фамилию Кюри, вторая – имя Марии (и последнюю букву в латинском названии элемента Curium ).

 

 

 

Менделевий.  Впервые о получении элемента № 101 заявила в 1955 году группа Сиборга, но лишь в 1958м в Беркли были получены надежные данные о его синтезе. Американские исследователи назвали элемент в честь Дмитрия Ивановича Менделеева (1834–1907).

 

 

 

Нобелий.  Впервые о синтезе элемента № 102 сообщила в 1957 году международная группа ученых, работавших в Стокгольме, которая и предложила назвать элемент в честь шведского инженера-химика, изобретателя и промышленника Альфреда Бернхарда Нобеля (1833–1896). Позднее выяснилась ошибочность полученных результатов. Первые надежные данные об этом элементе были получены в СССР группой Г. Н. Флерова в 1966 году. Ученые предложили переименовать элемент в честь французского физика Фредерика Жолио-Кюри и назвать жолиотием (Jl). В качестве компромисса было также выдвинуто предложение назвать элемент флеровием – в честь Георгия Николаевича Флерова (1913–1990). Вопрос оставался открытым, и в течение нескольких десятилетий символ нобелия помещали в скобках. Так было, например, и в третьем томе Химической энциклопедии, опубликованной в 1992 году, где содержалась статья о нобелии. Однако со временем вопрос «рассосался», и начиная с четвертого тома этой энциклопедии (он издан в 1995м), а также в других изданиях символ No в таблице освободился от скобок. Вообще по вопросу о приоритете в открытии трансурановых элементов долгие годы шли острейшие споры. Для названий элементов с 102го по 109й окончательное решение было принято 30 августа 1997 года по предложению номенклатурной комиссии Международного союза теоретической и прикладной химии (ИЮПАК).

 

 

 

Лоуренсий.  О получении различных изотопов элемента № 103 сообщалось в 1961 и 1971 гг. (группа в Беркли), в 1965, 1967 и 1970 гг. (работы в Дубне). Элемент был назван в честь Эрнеста Орландо Лоуренса (1901–1958), американского физика, изобретателя циклотрона. Имя Лоуренса носит Национальная лаборатория в Беркли. В течение многих лет символ Lr в наших таблицах элементов помещали в скобки.

 

 

 

Резерфордий.  Первые опыты по получению элемента № 104 были предприняты в Дубне Иво Зварой (р. 1934) с сотрудниками еще в 1960х. В группе Г. Н. Флерова сообщили о получении другого изотопа этого элемента. Было предложено назвать его курчатовием (символ Ku) – в честь руководителя атомного проекта в СССР Игоря Васильевича Курчатова (1903–1960). Американские исследователи, синтезировавшие этот элемент в 1969 году, использовали новую методику идентификации, считая, что полученные ранее результаты нельзя считать однозначными. Они предложили название «резерфордий» – в честь выдающегося английского физика Эрнеста Резерфорда (1871–1937). ИЮПАК предлагал для этого элемента название «дубний», но окончательно решено было остановиться на резерфордии, чтобы отметить выдающийся вклад Резерфорда в ядерную физику. Международная комиссия по номенклатуре пришла к выводу, что честь открытия должна быть разделена советскими и американскими-учеными.

 

 

 

Сиборгий.  Элемент № 106 был получен в СССР Г. Н. Флеровым с сотрудниками в 1974 году и практически одновременно в США Г. Сиборгом с сотрудниками. В 1997 году ИЮПАК утвердил для этого элемента название «сиборгий», в честь патриарха американских исследователей-ядерщиков Гленна Сиборга. Сиборг принимал участие в открытии плутония, америция, кюрия, берклия, калифорния, эйнштейния, фермия, менделевия; ко времени открытия сиборгия ему исполнилось 85 лет. Умер Сиборг 25 февраля 1999 года, успев сфотографироваться около большой таблицы элементов, показывая с улыбкой на клетку с символом Sg.

 

 

 

Борий.  Первые надежные сведения о свойствах элемента № 107 были получены в ФРГ в 1980х. Элемент назван в честь Нильса Бора (Bohr,  отсюда символ Bh).

 

 

 

Мейтнерий.  Элемент № 109 был впервые получен в ФРГ в 1987 году. Он назван в честь Лизе Майтнер (1878–1968), австрийского физика и радиохимика, которая была соавтором открытия в 1917 году протактиния и обосновала в 1939м представление о делении ядер урана под действием нейтронов на крупные осколки.

 

 

 

Рентгений  (Rg). Элемент № 111 назван в честь немецкого физика Вильгельма Конрада Рентгена (1845–1923), получившего в 1901 году за открытие «Х-лучей» первую Нобелевскую премию по физике.

 

 

 

Коперниций  (коперникий, Cn). Элемент № 112 назван в честь польского астронома Николая Коперника (1473–1543). Интересно, что ИЮПАК утвердил название нового элемента 19 февраля 2010 года, в день рождения Коперника.

 

 

 

Элементы, названные по их свойствам или свойствам их соединений

 

 

 

Фтор.  В течение длительного времени были известны только производные этого элемента, в том числе исключительно едкая фтороводородная (плавиковая) кислота, растворяющая даже стекло и оставляющая на коже очень тяжелые, трудно заживающие ожоги. Природу этой кислоты установил в 1810 го-ду французский физик, математик и химик Андре Мари Ампер (1775–1836); он и предложил название для соответствующего элемента (который был выделен намного позднее, в 1886м), произведя его от греч. phthora  – «разрушение, гибель».

 

Слово «фтор» закрепилось в русском языке. Однако в западноевропейских языках утвердилось другое название этого элемента: fluorine  в английском, fluor  во французском и нидерландском, Fluor  в немецком, flúor  в испанском, fluoro  в итальянском. Они происходят от названия минерала флюорита (плавикового шпата CaF2). В свою очередь, название этого минерала связано с лат. fluo  – «течь», fluxus  – «текучий, жидкий»: флюорит применяется в качестве флюса в металлургии. Немецкий врач и химик Андреас Либавий (ок. 1550–1616) в конце XVI века использовал для этого минерала название fluor mineralis . От корня fluo  в русском языке произошли, помимо «флюса», такие термины, как «флюид», «флюорография», «флюороз», «флуоресценция» (иногда пишут «флюоресценция»). Последний термин также связан с минералом флюоритом, который ярко светится под действием ультрафиолета. Кстати, поукраински «фтор» – Флуор! (По современной украинской химической номенклатуре названия элементов, в отличие от простых веществ, принято, как и на латыни, писать с прописной буквы.)

 

 

 

Хлор.  По-гречески chloros  – «желто-зеленый», именно такой цвет имеет этот газ. Тот же корень – в слове «хлорофилл» (от греч. chloros  и phyllon  – «лист»). Современное название этого газа придумал Г. Дэви, а до него хлор считался оксидом неизвестного элемента «мурия» (от лат. muria  – «рассол»); соляная кислота называлась «муриевой». Изобретенный Дэви термин (chlorine)  остался в английском языке, тогда как французский химик и физик Жозеф Луи Гей-Люссак (1779–1850) сократил его до chlore . В таком виде название и попало в другие языки, в том числе в русский. Неграмотные переводчики с английского иногда называют хлор «хлорином», хотя в русской химической терминологии хлорин – это либо частично гидрированный порфирин, либо поливинилхлоридное волокно (из него делают лечебное белье, легко электризующееся при трении).

 

 

 

Бром.  По-гречески bromos  – «зловонный». Удушающий запах брома похож на запах хлора. Бром – единственный неметаллический элемент, жидкий при обычных условиях. Предложение назвать его муридом (бром выделяли из содержащих этот элемент природных рассолов действием хлора) было отвергнуто, поскольку муриевой кислотой тогда называлась соляная (см. Хлор ), а муриатами – ее соли (хлориды). Интересно, что первооткрывателем брома считается французский химик Антуан Жером Балар (1802–1876) – хотя студент Гейдельбергского университета Карл Левиг получил бром раньше, он не успел опубликовать сообщение о его свойствах. Бром был в руках и у знаменитого Юстуса Либиха, но он принял эту жидкость за известный хлорид иода ICl. В чистом виде хлорид иода – темно-красное твердое вещество, которое плавится при 27,2 °C, а с примесями – жидкое уже при комнатной температуре. Узнав об открытии Балара, ставшего знаменитым, раздосадованный Либих воскликнул: «Это не Балар открыл бром, а бром открыл Балара!» По другой версии, это произнес известный французский химик Шарль Фредерик Жерар (1816–1856), после того как его коллеге и другу, не менее известному химику-органику Огюсту Лорану (1807–1853), который претендовал на кафедру химии в парижском Коллежде-Франс, предпочли Балара.

 

 

 

Осмий.  По-гречески osme  – «запах». Хотя сам металл не пахнет, довольно противным запахом, похожим на смесь запахов хлора и чеснока, обладает тетраоксид осмия OsO4. А врожденное или приобретенное отсутствие обоняния называется аносмией.

 

 

 

Иод.  По-гречески ioeides  – «фиолетовый». Такой цвет имеют пары этого элемента, а также его растворы в инертных растворителях (алканы, четыреххлористый углерод и др.). Следует пояснить разное написание этого элемента: «иод» и «йод». По-русски в химических текстах принято писать иод (символ элемента I), тогда как в медицинских и прочих текстах остается традиционное «немецкое» написание – «йод». Символ элемента I появился у нас сравнительно недавно. Так, в «Курсе общей химии» Б. В. Некрасова, опубликованном в 1962 году, читаем: «Латинское название Jodum,  химический знак J». В тексте, в таблицах и в химических формулах используется символ элемента J, но одновременно везде написано только «иод». В последующих изданиях этого учебника (как и во всех остальных отечественных книгах по химии) символ J заменен на I. В опубликованной в 1924 году книге В. Герца «Очерк истории развития основных воззрений химии» написано «иод», «иодиды». Такое же правописание принято в «Курсе неорганической химии» Г. Реми издания 1963 года. Только, в отличие от учебника Некрасова, символ элемента I, а не J. В чем тут дело? История достаточно интересная, чтобы рассказать о ней подробнее.

 

Иод открыл французский химик Бернар Куртуа (1777–1838); он выделил новый элемент из золы морских водорослей. Подробно изучил это вещество и дал ему название соотечественник Куртуа Ж. Л. Гей-Люссак. По-французски слово писалось (и сейчас пишется) iode.  В России до реформы орфографии 1918 года проблем с написанием не было: по правилам перед гласными (а также в окончаниях перед «й») писалась только i: Iаковъ, iезуиты, iодъ, iюль, химическiй и т. д. Соответственно и символом элемента служила буква I. (Кстати, модные сейчас «старые» надписи в названиях, витринах, на вывесках и т. п. типа «Русский холодъ», «Храмъ Хрiста» содержат грубые орфографические ошибки.) После реформы орфографии буква I, i была упразднена и заменена на «И, и». Но, как видим, не везде.

 

Посмотрим, что в других языках. В английском название элемента пишется несколько иначе, чем во французском: iodine –  и произносится «айəдин», с кратким или долгим «и» в последнем слоге и редуцированной гласной ə. В испанском существует два написания: iodo  в химических текстах и yodo  – в остальных. То есть полная аналогия с русским языком. (По традиции латинская i  транслитерируется в русском языке как «и», а буквы y  и j  – как «й».) В португальском, как и в испанском, iodo . По-итальянски тоже начинается с i: iodio.  Однако в Русско-немецком словаре М. Я. Цвиллинга, содержащем около 150 тысяч слов (М.: Русский язык, 1997), это слово написано через «йот» – Jod!  В Немецко-русском словаре этого издательства (1998) также читаем: Jod  (хим. знак J) – «йод». То же наблюдаем и в других языках германской группы, а также в языках, на которые значительное влияние оказали германские языки. Например, в нидерландском – jood  (в химических текстах jodium ), в исландском joð , в датском, шведском, норвежском – jod;  так же это слово пишется в польском, сербскохорватском (jod  и jод), венгерском, чешском (jód)  и других языках. Буква j  присутствует в названии этого вещества в латышском -(jods),  эстонском (jood),  литовском (jodas).

 

Так, может быть, именно в немецком языке следует искать происхождение нашего «йод» и символа J? Эту гипотезу можно проверить по периодическим таблицам элементов, изданным в разные годы в разных странах, благо подборку из 27 таблиц с комментариями опубликовал в 1992 году отечественный историк химии Д. Н. Трифонов. Во всех англоязычных изданиях, как и следовало ожидать, стоит символ I. Символ J мы встречаем в «лестничной» таблице датского физикохимика Юлиуса Томсена (1895), составленной на немецком языке; в «астероидной» таблице чешского химика Богуслава Браунера (1902); в прообразе современной длинной формы таблицы швейцарского химика Альфреда Вернера (1905); в таблице шведского физика Йоханнеса Роберта Ридберга (1906), в которой впервые проставлены порядковые номера элементов; в таблице немецкого химика Эмиля Бауэра (1911), а также в таблицах родившегося в Польше, но работавшего тогда в Германии Казимира Фаянса (1915), немецкого физика Рудольфа Вальтера Ладенбурга (1920), знаменитого датского физика Нильса Бора (1921), немецкого химика Рихарда Иоганна Свинне (1926), немецкого химика Карла Малера (1927). То есть во всех этих «немецкоязычных» таблицах стоит символ J, тогда как в таблицах разных лет английских, американских, французских химиков – символ I. Значит, вполне вероятно, что и символ J, и слово «йод» появились у нас под влиянием немецкого языка. Этот вывод подтверждает и «Краткий этимологический словарь русского языка» Н. М. Шанского, В. В. Иванова и Т. В. Шанской (М.: Просвещение, 1971): «Иод. Заимств. в XIX в. из фр. яз. через нем. посредство». Неудивительно, что превалирование «немецкой химии» отразилось и на химии фармацевтической. В течение длительного периода немецкие фармацевтические концерны Bayer, Merck  снабжали лекарствами весь мир. Многие русские врачи, как и химики, учились в Германии. И «вывезли» оттуда и «йодную настойку», и «йодоформ», и символ этого элемента – J.

 

Появление в современном немецком языке все большего числа англицизмов приводит к тому, что «истинно немецкий» Jod  начинает уступать место слову Iod.  Так, в изданной в 1989 году в Лейпциге книге по истории химии ABC Geschichte der Chemie  на традиционное написание этого слова понемецки следует отсылка: Jod  → Iod . Трудно сказать, появится ли со временем такая тенденция и в русском языке.

 

В заключение – мнение филолога Натальи Юдиной, декана факультета русского языка и литературы Владимирского государственного педагогического университета, доктора филологических наук: «Узаконенное „Правилами орфографии" написание слова „йод" через сочетание „йо" противоречит русской графической норме, так как звучание „йод" требовало бы написания „ёд", как и в слове „ёлка". Буква „ё", собственно, и придумана была для того, чтобы преодолеть неестественность сочетания „йо" на письме». Именно такое написание мы находим в белорусском языке: ёд, ёдзiсты, ёдаформ. Кстати, слова «йод» и «ёд» порусски должны читаться практически одинаково. Но вряд ли в русском языке в обозримом будущем верх возьмет тенденция замены написания «йод» на «иод» и тем более – на «ёд»!

 

А вот ответ Службы русского языка Института русского языка РАН и компании «Словари.ру» на вопрос пользователя: «Скажите, пожалуйста, как правильно произносятся слова „ион, ионный"? Некоторые произносят их с первым звуком [ё]». Ответ был такой: «Произношение слова „ион" согласно данным нормативных словарей является вариативным: можно произносить его с начальным звуком [j], и тогда слово читается как [ён], а можно – в соответствии с написанием [ион]. Сошлемся на всем известный Толковый словарь русского языка С. И. Ожегова и Н. Ю. Шведовой. Подобных указаний относительно прилагательного и др. производных не дается, из чего можно сделать вывод, что здесь произношение совпадает с исходным словом».

 

В связи с этим интересно было бы поспрашивать профессиональных химиков, как они произносят не только слово «иод», но и «ион», – есть ли такие, которые говорят «ён», «ёны»?

 

 

 

Хром.  По-гречески chroma  – «окраска, цвет». Многие соединения хрома ярко окрашены: оксиды – в зеленый, черный и красный цвета, гидратированные соли Cr (III) – в зеленый и фиолетовый, а хроматы и дихроматы – в желтый и оранжевый.

 

 

 

Иридий.  Элемент назван, по сути, так же, как и хром; погречески iris  (род. падеж iridos ) – «радуга», Ирида – богиня радуги, вестница богов. Действительно, кристаллический IrCl – медно-красный, IrCl2 – темно-зеленый, IrCl3 – оливково-зеленый, IrCl4 – коричневый, IrF6 – желтый, IrS, Ir2O3 и IrBr4 – синие, IrO2 – черный. Кстати, того же происхождения и такие слова, как «иризация» – радужная окраска поверхности некоторых минералов, краев облаков, «ирис» (растение), «ирисовая диафрагма», которая действует так же, как радужная оболочка глаза, изменяя световой поток, и даже «ирит» – воспаление этой оболочки.

 

 

 

Родий.  Элемент был открыт в 1803 году английским химиком У. Х. Уолластоном. Он растворил самородную южноамериканскую платину в царской водке; после нейтрализации избытка кислоты едким натром и отделения платины и палладия у него остался розово-красный раствор гексахлорородата натрия Na3RhCl6, из которого и был выделен новый металл. Его название произведено от греческих слов rhodon  – «роза» и rhodeos  – «розово-красный». Тот же корень – в названии дерева рододендрона, минералов родонита, родолита и родохрозита.

 

 

 

Празеодим  и неодим.  В 1841 году К. Мосандер разделил «лантановую землю» на две новые «земли» (имеются в виду оксиды). Одна из них представляла собой оксид лантана, другая была очень на нее похожа и получила название «дидимия», от греч. didimos  – «близнец». В 1882 году австрийский химик Карл Ауэр фон Вельсбах (1858–1919) сумел разделить на компоненты и дидимию. Оказалось, что она также является смесью оксидов двух новых элементов. Один из них давал соли зеленого цвета, и этот элемент Ауэр назвал празеодимом, то есть «зеленым близнецом» (от греч. prasinos  – «светло-зеленый»). Второй элемент давал соли розово-красного цвета, его назвали неодимом, то есть «новым близнецом».

 

 

 

Таллий.  Английский физик и химик Уильям Крукс (1832–1919), специалист в области спектрального анализа, изучая отходы сернокислотного производства, записал 7 марта 1861 года в своем лабораторном журнале: «Зеленая линия в спектре, даваемая некоторыми порциями селеновых остатков, не обусловлена ни серой, селеном, теллуром; ни кальцием, барием, стронцием; ни калием, натрием, литием». Действительно, это была линия нового элемента, название которого произведено от греч. thallos  – «зеленая ветвь». Выбирая название новому элементу, Крукс показал себя вполне романтиком: «Я выбрал это название, ибо зеленая линия соответствует спектру и перекликается со специфической яркостью свежего цвета растений в настоящее время». Публикация эта датирована 18 мая 1861 года.

 

 

 

Индий.  В 1863 году в немецком «Журнале практической химии» появилось сообщение директора Металлургической лаборатории Фрайбергской горной академии Фердинанда Райха (1799–1882) и его ассистента Иеронима Теодора Рихтера (1824–1898) об открытии нового металла. В статье сообщалось, что, анализируя местные полиметаллические руды в поисках недавно открытого таллия, авторы «заметили неизвестную до сих пор индигово-синюю линию» (на самом деле заметил Рихтер, потому что Райх страдал дальтонизмом). И далее они пишут: «Мы получили в спектроскопе столь яркую, резкую и устойчивую синюю линию, что без колебаний пришли к выводу о существовании неизвестного металла, который мы предлагаем назвать индием». Концентраты солей нового элемента обнаруживались даже без спектроскопа – по интенсивному синему окрашиванию пламени горелки. Этот цвет был очень похож на цвет красителя индиго, отсюда – название элемента. «Краситель из Индии» индиго был известен еще древним грекам и римлянам. Это один из самых старых известных человеку растительных красителей; его добывали из листьев растений рода Indigofera . К этому можно добавить, что в 1875 году Райх стал директором Горной академии Фрайберга.

 

 

 

Рубидий  и цезий.  Это первые химические элементы, открытые в начале 1860х годов немецким физиком Густавом Робертом Кирхгофом (1824–1887) и немецким химиком Робертом Вильгельмом Бунзеном (1811–1899) с помощью спектрального анализа – метода, который разработали эти ученые. Цезий назван по ярко-голубой линии в спектре (лат. caesius  – «голубой»), рубидий – по линиям в красной части спектра (лат. rubidus  – «красный»). Достойно упоминания, что для получения нескольких граммов солей новых щелочных металлов исследователи переработали 44 тонны минеральной воды из солевого источника Бад-Дюркхайма и свыше 180 кг минерала лепидолита – алюмосиликата состава K(Li,Al)3(Si,Al)4O10(F,OH)2, в котором в виде примесей присутствуют оксиды рубидия и цезия.

 

 

 

Водород  и кислород.  Эти названия – дословный перевод на русский с латыни; в свою очередь, латинские названия произведены от греческих: Hydrogenium  – «рождающий воду» (hydor  – «вода», genes  – «рождающийся, рожденный») и Oxygenium  – «рождающий кислоту» (oxys  – «кислый»). Эти названия (как и многие другие) придумали в 1787 году разработчики рациональной химической номенклатуры французские химики Антуан Лоран Лавуазье, Луи Бернар Гитон де Морво (1737–1816), Клод Луи Бертолле и Антуан Франсуа де Фуркруа. Они ошибочно полагали, что кислород «рождает» все кислоты. Логичнее было бы поступить наоборот – назвать кислород водородом (ведь этот элемент «рождает» воду), а водород назвать кислородом, так как он входит в состав всех кислот (точнее, кислот Брёнстеда – Лоури). Как написал в 1808 году на ту же тему английский химик Гемфри Дэви, «то тело, которое французская номенклатура характеризует как носитель кислотности, одинаково могло бы быть признано за носитель щелочности». Действительно, кислород входит в состав щелочей во всех без исключения случаях.

 

Интересно, что впервые водород описал еще в 1671 году английский физик и химик Роберт Бойль (1627–1691). Он получал его растворением железных опилок в кислоте и потому назвал этот газ «летучей серой Марса» (сера считалась носителем горючести – а бог войны Марс отождествлялся с железом).

 

Водород – единственный элемент, изотопы которого имеют свои названия: 1Н – протий  (от греч. protos  – «первый»), 2Н(D) – дейтерий  (от греч. deuteros  – «второй»), 3Н(Т) – тритий  (от греч. tritos  – «третий»).

 

 

 

Азот.  Французское название элемента (azote)  также предложил Лавуазье – от греческой отрицательной приставки а  и греч. zoos  – «живой» (тот же корень в слове «зоология» и массе его производных – «зоопарк», «зоогеография», «зооморфизм», «зоопланктон», «зоотехник» и т. д.). То есть azote  – «безжизненный». Название не вполне удачное: азот, хотя и не пригоден для дыхания, для жизни совершенно необходим, так как входит в состав любого белка, любой нуклеиновой кислоты. Того же происхождения и немецкое название азота Stickstoff,  дословно – «удушливое вещество». Кстати, современные украинские названия азота как простого вещества и химического элемента (а также ряда других элементов) различны, причем название элемента пишется с прописной буквы. Поэтому в данном случае не возникает противоречия между названием и свойством: простое вещество, газ (поукраински азот) непригодно для дыхания, а азот как элемент (поукраински Нiтроген) для жизни совершенно необходим.

 

Корень «аз(о)» присутствует во множестве химических терминов: азид , азосоединение, азин, тетразин, тетразол, гидразин, гидразон, гидразид, гидразобензол, азациклобутадиен, азиридин, оксазолон, изоксазолин (последние два вещества содержат также кислород, на что указывает «окс»), пиразолон и т. д. и т. п. Латинское название элемента Nitrogenium  и английское nitrogen  происходят от др.евр. neter  или от др.егип. niter . Затем этот термин попал в греческий (nitron)  и латинский (nitrum)  языки; так в древности называли природную щелочь – соду, а позднее – селитру. Корень нитр(о)  встречается во множестве химических терминов: нитраты, нитриты и нитриды, нитрозилы и нитрозиды, нитрилы и нитроксилы (свободные радикалы), нитро– и нитрозосоединения…

 

В заключение рассказа о богатом на производные азоте – интересное дополнение. Слово azot,  оказывается, было знакомо средневековым алхимикам, но смысл в него они вкладывали совершенно иной. Для них оно означало первичную материю, начало и конец всего сущего. Дело в том, что первая буква этого слова была общей для всех древних алфавитов: др.евр. алеф (א), греч. альфа (α) и лат. а , – а следующими тремя буквами эти алфавиты заканчивались: лат. зет (z ), греч. омега (ω), др.евр. тав (ת). Так что в слове azot  усматривали некий мистический смысл.

 

 

 

Радий  и радон.  Эти названия, общие для всех языков, происходят от латинского radius  – «луч» или radiare  – «испускать лучи». Так супруги Кюри, открывшие радий, обозначили его способность излучать невидимые частицы. Того же происхождения слова «радио», «радиация» и их бесчисленные производные (в словарях можно найти более сотни таких слов, начиная от устаревшей «радиолы» и кончая современной «радиоэкологией»). При распаде радия выделяется радиоактивный газ, который назвали эманацией  радия (от лат. emanatio  – «истечение»), а затем радоном – по аналогии с названиями ряда других благородных газов: неон, аргон, криптон, ксенон (а может быть, просто по начальным и конечным буквам предложенного Резерфордом английского названия radium emanati on).

 

 

 

Актиний  и протактиний.  Название этим радиоактивным элементам дано по аналогии с радием: погречески aktis  (род. падеж aktinos ) – «луч», а также «сверкание, сияние». Актиний был открыт французским физиком и физикохимиком Андре Луи Дебьерном (1874–1949) в 1899 году в урановой смолке. Из-за сильной радиоактивности он светится в темноте. Хотя протактиний был открыт намного позже актиния (причем независимо несколькими исследователями), в так называемом естественном радиоактивном ряду актиния (который начинается с урана-235) протактиний стоит раньше; отсюда и его название, от греч. protos  – «первый, исходный, начальный».

 

 

 

Астат.  Этот элемент был получен в 1940 году искусственно – облучением на циклотроне висмута альфа-частицами. Но лишь через семь лет авторы открытия – группа американских физиков под руководством Эмилио Джино Сегре (1905–1989) – дали этому элементу название, произведенному от греч. astatos  – «неустойчивый, шаткий», которое, в свою очередь, произведено от отрицательной приставки и statos  – «стоящий» (того же корня слово «статика» и множество его производных). Действительно, самый долгоживущий изотоп этого элемента имеет период полураспада всего 7,2 часа.

 

 

 

Аргон.  Этот благородный газ, выделенный в 1894 году из воздуха английским физиком Джоном Уильямом Рэлеем (1842–1919) и шотландским химиком Уильямом Рамзаем, не вступал в реакции ни с одним веществом, за что и получил свое название: погречески argos  – «недеятельный». Это название предложил химик Х. Дж. Мадан, председательствовавший на собрании Британской ассоциации содействия наукам в Оксфорде, где 13 августа 1894 года Рэлей и Рамзай выступили с сообщением об открытии нового газа. В 1904 году Уильям Рамзай за открытие в атмосфере аргона и других благородных газов получил Нобелевскую премию по химии, тогда как физик Джон Уильям Стретт (лорд Рэлей) в том же году и, по сути, за то же открытие получил Нобелевскую премию по физике. Вероятно, это единственный случай такого рода. Пока аргон подтверждает свое название – не получено ни одного его стабильного соединения, если не считать соединений включения с фенолом, гидрохиноном, ацетоном. Зато аргон нашел широкое применение, в том числе и в пищевой промышленности, как упаковочный газ (пищевая добавка Е938). В этом же качестве используют и другие инертные при обычных условиях газы: гелий (Е939), азот (Е941), оксид азота (I) (Е942).

 

 

 

Платина.  Когда в середине XVI века испанцы познакомились в Америке с новым для себя металлом, весьма похожим на серебро (поиспански plata ), они дали ему несколько пренебрежительное название platina,  буквально «маленькое серебро», «серебришко». Объясняется это исключительной тугоплавкостью платины (температура плавления около 1770 °С), которая не поддавалась переплавке. И стоила она когдато вдвое дешевле серебра.

 

До XVIII века платина была неизвестна европейским химикам. А когда этот металл начали ввозить из испанских колоний в Америке, ею заинтересовались фальшивомонетчики. Оказалось, что платина легко сплавляется с золотом, при этом ее плотность лишь немногим больше плотности золота. Однако платина «обеляет» золото, и уже при содержании 8,4 % платины в сплаве характерная желтизна золота сходит на нет, что затрудняло фальсификацию. Но можно было поместить диск из платины в центр золотой монеты, и никакой Архимед не смог бы определить подделку. Вероятно, по этой причине испанский король Филипп V издал указ, предписывающий прекратить ввоз платины в страну. Более того, теперь при разработке золотых россыпей в Колумбии надлежало тщательно отделять платину от золота и топить ее под надзором королевских чиновников в глубоких местах реки Рио-дель-Пинто, которую стали называть Платино-дель-Пинто. А ту платину, которая уже была привезена в Испанию, повелевалось всенародно и торжественно утопить в море.

 

Другие приключения ожидали платину в России, где с 1828 по 1845 год чеканились для обращения большим тиражом платиновые монеты достоинством 3, 6 и 12 рублей – уникальное явление в мировой практике (сейчас монеты из платины выпускают малыми тиражами только для коллекционеров). Дело в том, что на уральских рудниках начали добывать много платины, которая не находила в те годы промышленного применения. Владельцы же рудников, Демидовы, благодаря чеканке монет извлекали большую выгоду от продажи своей платины правительству. Инициатором чеканки платиновой монеты был министр финансов граф Георг Людвиг (Егор Францевич) Канкрин (1774–1845). В его честь Густав Розе назвал минерал канкринит.  В 1844 году, после отставки Канкрина по болезни, новый министр прекратил выпуск платиновых монет, а отчеканенные начали срочно изымать из обращения. Причины этой панической меры называют разные. По одной версии, боялись подделки этих монет за границей (где платина была якобы дешевле) и их тайного ввоза в Россию. Однако ни одной поддельной монеты среди изъятых из обращения не обнаружили. По другой версии, более правдоподобной, спрос на платину и ее цена в Европе выросли настолько, что металл в монетах стал дороже их номинала. (Платину использовали для изготовления химической посуды.) Но тогда уже следовало бояться другого: тайного вывоза монет из России в целях переплавки и продажи слитков… Интересно, что Майкл Фарадей на своей популярной лекции о платине, прочитанной 22 февраля 1861 года, показывал русские платиновые монеты. Проанализировав их состав, он нашел, что в монетах содержится 97 % платины, 1,2 % иридия, 0,5 % родия, 0,25 % палладия, а также примеси меди и железа. Фарадей отдал должное российским мастерам, сумевшим отчеканить монеты из недостаточно очищенной и потому довольно хрупкой платины.

 

 

 

Молибден.  По-гречески molybdos  – «свинец», отсюда лат. molibdaena  – так в Средние века называли и свинцовый блеск PbS, и более редкий молибденовый блеск MoS2, и другие похожие минералы, оставлявшие черный след на бумаге, в том числе графит. В конце XVIII века из молибденового блеска (молибденита) выделили новый металл; по предложению Й. Я. Берцелиуса его назвали молибденом.

 

 

 

Вольфрам.  Слово немецкого происхождения: Wolfram.  Минерал с таким названием издавна был известен в Германии. Это был смешанный вольфрамат железа-марганца– x FeWO4.y MnWO4. Из-за тяжести его часто принимали за оловянную руду, из которой, однако, никакие металлы не выплавлялись. Подозрительное отношение горняков к этой еще одной «дьявольской» руде (вспомним о никеле и кобальте) отразилось и на ее названии: Wolf  понемецки – «волк». А что такое «рам»? В средневерхненемецком языке ram  – «сажа», и тогда вольфрам – это «волчья сажа» (минерал вольфрамит черного цвета и оставляет черный след). Вероятно, что слово Wolfram  – это калька с лат. lupus  – «волк» и spuma  – «пена». Недаром немецкий геолог и минералог Георг Агрикола (1494–1555) называл этот минерал lupi spuma  – «волчья пена» (современное его название – вольфрамит).

 

Слово «вольфрам» есть в немецком и русском языках, тогда как в английском и французском от него остался только знак W в формулах да название минерала вольфрамита; в остальных случаях обычно используется другое название этого элемента – tungsten.  Так когдато Берцелиус назвал тяжелый минерал, из которого шведский химик Карл Вильгельм Шееле (1742–1786) в 1781 году выделил оксид вольфрама. По-шведски tung sten  – «тяжелый камень», отсюда и название металла. Кстати, потом этот минерал (CaWO4) в честь ученого назвали шеелитом.

 

Поиск

Блок "Поделиться"

Физика

Химия

Методсовет