Начальная школа

Русский язык

Литература

История

Биология

География

Математика

 

Данный раздел сайта - это задачник-практикум по лите­ратуре, а точнее — по филологии. Задачи, разработанные совместно психологами и филологами, помогут учителю воспитать Читателя, который "судит, наслаждаясь текстом, и наслаждается, рассуждая" (Гете). Настоящий читатель — это человек, умеющий понимать текст, откры­тый его эмоционально-эстетическому воздействию, спо­собный проявить собственную нравственную позицию при восприятии читаемого, свободно владеющий устной и письменной речью. Читателем с большой буквы мы назы­ваем человека, для которого чтение является потребно­стью, формой духовной жизни и средством созидания са­мого себя как личности.

Как известно, самостоятельное становление Читателя происходит крайне редко. Если же ученики не подготовлены к восприятию художественного текста, то все усилия учителя становятся бесплодными и даже самый совершенный отбор программных произведений -бесполезным. В конечном итоге это приводит к потере читателя, что мы и наблюдаем в последние годы.

Как исправить создавшееся положение? Многие ученые,   педагоги, методисты прошлого и настоящего согласны в   том, что целью преподавания литературы должно быть воспитание Читателя. Этой проблеме посвящены многие из вышедших ранее наших книг. Однако мало просто провозгласить идею - ее нужно воплощать в жизнь, а для этого прежде всего необходимо обеспечить учебный процесс пособиями. И раздел сайта, в котором Вы находитесь, предлагает один из возможных вариантов реализации этой идеи. Цель нашей работы - вырастить Читателя, который сам научился бы видеть в худо­жественном тексте интеллектуальные, эстетические и нравственные задачи и решать их собственными силами и с собственных нравственных позиций.

 

Какой смысл мы вкладываем в понятие "понимание художественного текста"?

Известно, что одни произведения искусства "рассчи­таны" в первую очередь на эмоциональное восприятие, другие - на размышление. Режиссер И. Бергман, говоря о различии таких видов искусства, как художественное кино и художественная литература, отмечал, что литера­тура, как искусство слова, через понимание пробуждает эмоции, а кино - наоборот: вначале воздействует на эмоции, которые заставляют работать понимание. Эта мысль Бергмана справедлива не только для кино: при восприятии, например, живописи, музыки, балета ведущими являются эмоции, и лишь где-то в их тени возникают и исчезают мысли. Иногда то же самое бывает при восприятии художественной литературы, особенно поэзии.   Вспомним,   например,   "Восьмистишия" Мандельштама:

В игольчатых чумных бокалах

Мы пьем наважденья причин,

Касаемся крючьями малых,

Как легкая смерть, величин.

И там, где сцепились бирюльки,

Ребенок молчанье хранит –

Большая вселенная в люльке

У маленькой вечности спит.

Казалось бы, все слова понятны. А вот вполне ли понятно содержание?.. Наверное, мы улавливаем лишь какой-то общий смысл, настроение, практически невы­разимое словами и не поддающееся пересказу. Однако это стихотворение, безусловно, оказывает на нас эмоцио­нальное воздействие. Значит, это происходит помимо понимания? Да, но лишь на первом этапе восприятия текста. В дальнейшем, пытаясь "расшифровать" его смысл, читатель все равно не может обойтись без работы со значениями отдельных слов, без наблюдений над син­таксическим и стиховым членением текста и т.п.1 Вывод о множественности возможных трактовок этого стихотво­рения, о его многослойном характере базируется на линг­вистической (по своим методам) работе читателя. Здесь задача понять, т.е. осмыслить, стихотворение "ведет" наше восприятие, становится целью, к которой стремится Читатель.

Однако в школьной практике художественные произ­ведения, которые рассчитаны только на эмоциональное воздействие, как бы минуя понимание, разбираются все же редко. Чаще понимание (значений слов, образов, "языка эпохи" и т.п.) является необходимым фунда­ментом, на котором строится восприятие художественной литературы, условием его адекватности.

Восприятие художественного текста подразумевает "почтительное внимание" к Слову, знаку препинания, тропу, умение видеть "приращение смысла" в слове, чув­ствовать авторский стиль и т.п. Именно в этом смысле мы говорим о Читателе как о человеке, умеющем понимать художественный текст. Однако при восприятии худо­жественных произведений необходимы не только вни­мательное чтение и понимание "языка" произведения, но и эмоциональный отклик, размышление над прочитан­ным, решение нравственных задач, которые ставит пи­сатель перед читателем, собственная нравственная оценка произведения.

Таким образом, мы говорим о понимании худо­жественного произведения в двух смыслах - узком ("лингвистическом" и "стилистическом") и широком -равном целостному его восприятию, включающем многое. Мы знаем, что литература может приближаться и к другим видам искусства. Пейзажные зарисовки И. Тур­генева, И. Бунина, В. Распутина, стихи Г. Лорки роднят литературу с живописью; читая стихи А. Фета и А. Блока, мы слышим музыку; а для понимания некоторых текстов В. Маяковского или А. Вознесенского необходимо увидеть их "скульптурное" изображение на странице. Литература в каком-то смысле — синтетический вид искусства, она может все или почти все. Соответственно и задача воспитания понимающего Читателя является много­аспектной и очень сложной.

 

Чем обусловлен предлагаемый школьникам набор теоретических понятий?

При отборе понятий предпочтение было отдано, во-первых, мало известным в школе механизмам восприятия   текста (прогноз, установка и т.п.) и, во-вторых, метафоре как основному механизму создания художественного образа. Поскольку в основе метафоры лежит сравнение, установление "пункта сходства", поиск аналогии между "далековатыми" понятиями, то роль этого механизма     выходит за рамки только художественной литературы:     "Творческое мышление как в области науки, так и в области искусства имеет аналоговую природу и строится на принципиально одинаковой основе" (Ю.М. Лотман). Формируя представление о метафоре как о художественном принципе, а не просто как об одном из тропов, мы закладываем предпосылки для развития мышления в целом, поскольку в основе любой мыслительной деятель­ности лежат те же механизмы сравнения, сопоставления, "связывания" неизвестного с известным.

Учитель заметит, что в перечне тропов отсутствуют метонимия, синекдоха, гипербола, литота и др., мало внимания уделено рифме, ничего не сказано о стилистических фигурах, о стихотворных размерах... Все это (и многое другое) планируется сделать во втором выпуске задачника-практикума.


Как раздел соотносится с программами по литературе?

Сразу скажем, что это не курс литературы. Нашей це­лью было показать приемы работы с художественным текстом и тем самым подготовить учащихся к восприя­тию литературных произведений. Основной материал книги — учебные задачи. Чтобы стать квалифици­рованным специалистом (в любой области деятельности), нужно пройти этап обучения профессионально необхо­димым технологиям: космонавты должны освоить разнообразные специализированные тренажеры, фигу­ристы - "откатать школу", музыканты — научиться бегло разыгрывать гаммы, а актеры - отработать нюансы создания образа вначале в этюдах. Подобны названным формам (в своем назначении) и учебные задачи, направленные на формирование читательской компетен­ции.

Обучать пониманию художественного текста можно и нужно в рамках любой из существующих программ и при любом варианте стандартов обучения. Как показывает эксперимент, затраты учебного времени на решение задач полностью себя окупают: в дальнейшем, когда школьники становятся Читателями, изучение программных произведений проходит гораздо интереснее, эффективнее и - подчеркнем - время на эту работу значительно сокращается. Благодаря действию психо­логического механизма переноса полученные умения могут быть приложимы к пониманию любого худо­жественного текста и, таким образом, стать основой полноценного чтения как свойства духовной жизни лич­ности.

 

В чем специфика задач?

Механизмы восприятия художественного текста удобнее формировать не на больших произведениях, а на доступных для непосредственного обозрения примерах, как бы "в лабораторных условиях". Для обучения подоб­раны мини-тексты, отрывки из произведений и даже отдельные предложения высокой смысловой насы­щенности. Информация, заложенная в таких "точечных контекстах", по своему качеству не уступает информации целого текста. Материал, предлагаемый в задачах, призван пополнить интеллектуальный фонд учащихся, так как знакомит их с текстами, зачастую остающимися за рамками школьной программы.

При решении задач используется специальная методика замедленного чтения. Идея медленного чтения, как известно, связана с именем известного оте­чественного филолога первой половины XX в. Л.В. Щербы. Он создал превосходные образцы "Опытов лингвисти­ческого толкования стихотворений'" и предостерегал литературоведов от опасности "рассуждать об идеях, ко­торые они, может быть, неправильно вычитали из текста". Методика замедленного чтения направлена на то, чтобы "уметь осознать и использовать для толкования все лингвистические указания текста" (В.П. Григорьев).

Литературные задачи созданы так, что учащимся при работе с ними необходимо возвращаться к прочитанному ("принцип возвращения" по Ю.М. Лотману), достраивать, разворачивать текст, прогнозировать его дальнейшее содержание и т.п.

Может возникнуть возражение, что в естественных условиях люди так не читают. Однако, как показали наши исследования, читатели высокого уровня общаются с книгой именно так. И это чтение, в отличие от более распространенного "потребления" художественного текста как готовой продукции, сопровождается активной интеллектуальной работой, при которой происходит естественное замедление процесса чтения.

 

Как использовать задачи в учебном процессе?

Одной из наших целей было реализовать интегративный подход в преподавании русского языка и литературы и предложить задания, которые могут лечь в основу единого курса филологии для школьников. Поэтому часто задачи никак нельзя разделить по "предметному" принципу, и учитель может использовать их на уроках литературы, русского языка, стилистики, риторики и т.п.

Решать литературные задачи на уроке можно по-разному: с целым классом, в коллективно-распределенной деятельности, в форме индивидуальных заданий. Корот­кие и сравнительно легкие задачи могут быть даны как "филологическая разминка" в начале урока. Трени­роваться в "расшифровке" предложений будет особенно полезно тем ученикам, кто "не видит" текста, фанта­зирует, вместо того чтобы передавать содержание, не умеет пересказывать.

Задачи можно широко использовать в качестве домашних заданий, они вполне подходят и для самообучения школьников. Индивидуализация обучения достигается тем, что предусмотрены задания разной степени сложности, рассчитанные не на тот или иной класс/возраст, а на уро­вень сформированности читательских умений и навыков.

 

Как построен раздел?

Каждый вид задач снабжен обучающим материалом, условно названным нами "Подсказкой". Иногда это может показаться ученику повторением (ведь каждый учитель, даже в младших классах, учит находить сравнения, метафоры и другие тропы), а иногда - быть совершенно новой для ученика информацией (например, что такое читательская установка или "скважины"). В каждой "Подсказке", кроме минимума теоретического материала, сформулированы требования, которые необходимо соблю­дать при решении определенных литературных задач. (На это учителю стоит особо обратить внимание учеников.) За­тем дается тренировочное задание, которое поможет школь­нику проверить, насколько самостоятельно он может его выполнить. Далее приводится ответ - один или несколько возможных вариантов, в зависимости от типа литературной задачи. Все это составляет первую часть книги.

Во второй части - материал для практической ра­боты. Задачи в нем сознательно "перемешаны". Это сдела­но для того, чтобы уйти от однообразия "системы упраж­нений", предназначенной для отработки какого-либо умения. Кроме того, никогда нельзя предвидеть, в каком порядке и в какой концентрации встретятся разного рода "задачи" при последовательном чтении конкретного художественного произведения. Таким образом, внешняя "бессистемность" набора задач второй части на самом деле моделирует реальную читательскую практику и в сумме подготавливает к разностороннему целостному анализу Художественного Текста как такового.

 

 

Какую функцию выполняют ответы?

Наличие ответов, помещенных сразу же после той или иной задачи, позволяет осуществлять самоконтроль, тем самым повышая степень самостоятельности учащихся и давая им возможность быть независимыми от диктата чужого мнения. Однако функции ответов не сводятся к организации обратной связи. Они часто написаны в форме непосредственной беседы с учеником и тоже выполняют задачу обучения. Ответы могут становиться и новым этапом задания.

Специально проведенные исследования показали, что наличие ответов снижает уровень тревожности учеников и положительно влияет на результаты обучения, в частности благодаря тому, что в ответах почти ничего не   приводится в готовом виде, в них моделируется механизм работы с текстом.

Поиск

Блок "Поделиться"

Физика

Химия

Методсовет