Начальная школа

Русский язык

Литература

История

Биология

География

Математика

Одерживая одну победу за другой, войско Александра Македонского неудержимо продвигалось на восток. Покорены Персия и Финикия,

Египет и Вавилон, Бактрия и Согдиана. В 327 году до н. э. греки вторглись в пределы Индии. Казалось, нет такой силы, которая могла бы остановить грозную армию великого полководца. Но внезапно среди греческих воинов начались тяжелые желудочно-кишечные заболевания.

Истощенные и обессиленные солдаты взбунтовались, требуя возвращения домой. Как ни влекла царя жажда новых завоеваний, он вынужден был повернуть назад.

Но вот, что любопытно: военачальники греческой армии заболевали во много раз реже, чем рядовые воины, хотя вместе с ними делили тяготы и невзгоды походной жизни.

Более двух тысячелетий понадобилось ученым, чтобы найти причину этого загадочного явления: суть ее в том, что солдаты греческой армии пили в то время из оловянных бокалов, а военачальники - из серебряных.

Оказывается, серебро обладает замечательным свойством. Будучи растворено в воде, оно убивает находящиеся в ней болезнетворные бактерии, причем, чтобы обезвредить литр воды, достаточно нескольких миллиардных долей грамма серебра. Вот почему пользовавшаяся серебряными кубками армейская знать была в значительно меньшей степени подвержена заболеваниям, чем простые воины.

Историк античного мира Геродот рассказывает, что еще в V веке до н. э. персидский царь Кир во время походов сохранял питьевую воду в серебряных «священных сосудах». В индийских религиозных книгах также встречаются упоминания о том, как обеззараживали воду, погружая в нее раскаленное серебро. Во многих странах существовал обычай при освящении колодцев бросать в них серебряные монеты.

Пожалуй, водоочистительную деятельность серебра можно считать древнейшей профессией этого металла. Правда, порой по прихоти некоторых влиятельных особ ему приходилось заниматься совсем нелепыми делами. Так, известный своим расточительством римский император Нерон не нашел ничего лучшего, как подковать серебром тясячи своих мулов. Но это было не более чем эпизодом в биографии серебра. Его вторая древнейшая профессия - ей металл посвятил всю свою жизнь - заключалась в том, чтобы быть мерилом ценности, служить деньгами.

Древние римляне начали чеканить серебряные монеты с 269 года до н. э. - на полстолетия раньше, чем золотые. На Руси собственные монеты появились значительно позже. Сохранились серебряные монеты («сребреники») русского князя Владимира. На одной стороне их изображен князь, сидящий на престоле («столе»), а на другой - родовой знак. Надпись на монете гласит: «Володимир на столе, а се его серебро».

В XII и XIII веках русские монеты исчезли из обращения. К этому времени объединенные в Киевскую Русь земли вновь распались на отдельные княжества и чеканка единой для всей страны монеты прекратилась. Деньгами снова стали служить слитки серебра. Это время историки называют безмонетным периодом.

Тогда-то, в XIII веке, и родился на свет «рубль» - удлиненный брусок серебра, весивший примерно 200 граммов. В некоторых письменах рубль называют еще рублевой гривенкой. Рублевые гривенки изготовляли так: сначала отливали длинный и узкий слиток серебра, а затем зубилом рубили его на части - гривны. Эти гривны и называли рублевыми или просто рублями.

Монголо-татарское иго также задержало возобновление чеканки русских денег. В обращении находились выпускаемая Золотой Ордой серебряная монета диргема, или денга (по-татарски «денга» - звенящий). Постепенно слово «денга» перешло в нашем языке в «деньги».

Лишь в середине XIV века, когда русскому народу удалось ослабить монголо-татарское иго, на Руси вновь стали чеканить собственные монеты.

В 1534 году, во время правления Елены Глинской - матери Ивана Грозного - была создана единая для всего русского государства денежная система. На мелкой серебряной деньге изображали всадника с мечом - монеты получили название мечевых. На деньгах крупного веса, тоже серебряных, чеканили всадника, вооруженного копьем. Такие монеты стали называть копейными - отсюда и произошло слово «копейка».

Сейчас уже трудно докопаться до истины, но, вероятно, с появлением первых денег появились и первые фальшивомонетчики. Подделкой денег грешили даже некоторые монархи. Французский король Филипп IV Красивый, живший на рубеже XIII и XIV веков, в ряде исторических документов именуется Филиппом-Фальшивомонетчиком. Для увеличения собственного достояния он беззастенчиво уменьшал вес золотых и серебряных монет либо частично заменял в них благородные металлы медью или оловом. Не случайно великий поэт Данте, рисуя картины ада, поместил в него в числе прочих грешников и Филиппа IV.

К XVII веку относится подделка денег, осуществленная в государственных масштабах. Шел 1654 год. Изнурительная война с Польшей, которую вела Россия, опустошила казну, а потребность в деньгах все возрастала. Царь Алексей Михайлович увеличил и без того большие налоги, но обнищавший народ уже не в состоянии был их платить. И тогда боярин Федор Ртищев придумал способ, который, как он полагал, мог обогатить казну, а на самом деле привел к пагубным последствиям.

В то время в России ходили серебряные деньги. Поскольку своего серебра тогда русское государство не имело, монеты изготовляли из .... иностранных монет. Обычно для этой цели использовали западноевропейские иоахимсталеры (их чеканили в чешском городе Иоахимстале), или, как их называли в России, «ефимки»: на них сбивали латинскую надпись и ставили русскую. По совету Ртищева и других бояр царь попытался извлечь пользу из переделки. Ефимок обходился казне в 50 копеек, а царь приказал ставить на нем рублевый штемпель. Наряду с этим решено было выпускать полтинники, полуполтинники, алтыны, гривенники и копейки из дешевой меди. Ценить же их было велено как серебряные. По подсчету царских финансистов, эта реформа обещала дать казне 4 миллиона рублей дохода - в 10 раз больше того, что давали в год все налоги! От таких сумм у царя вскружилась голова, и он повелел делать новые монеты «наспех, днем и ночью, с великим радением... чтобы денег вскоре наделать много».

Дешевые деньги наводнили Россию. Но в денежном обращении существуют свои законы, которые не подвластны даже монархам. Если денег выпущено больше, чем положено, их покупательная способность падает и, как следствие, повышаются цены на все товары. Это и произошло в русском государстве. Простой люд очень быстро почувствовал на себе последствия царской реформы. Резко возросли цены на хлеб и другие продукты, причем в уплату за товар торговцы требовали только серебро. Но где же его было взять, если оно в больших количествах оседало в царских хранилищах? В стране начался голод. Чаша народного терпения переполнилась, и в 1662 году в Москве вспыхнуло восстание - «Медный бунт». Восстание было жестоко подавлено царем, но все же народ добился своего: медные деньги были изъяты из обращения и заменены серебряными.

Во время царствования Петра I изготовление денег было сосредоточено на Московском денежном дворе, расположенном в районе, который назывался Китай-городом. В 1711 году сенат «приговорил: серебряные деньги делать на одном Денежном дворе, что в Китае». Позднее, в 1724 году, по указу царя был учрежден Монетный двор в Санкт-Петербурге. Это предприятие - Ленинградский монетный двор - действует поныне и недавно отметило свой двухсотпятидесятилетний юбилей.

Петр I принимал энергичные меры, чтобы расширить добычу золота и серебра. Но, несмотря на достигнутые им результаты, еще долго продолжалась закупка этих ценных металлов за границей. Сохранились любопытные документы, свидетельствующие об этом. Так, в 1734 году правительство поручило иркутскому вице-губернатору купить в Китае большое количество серебра.

Примерно в то же время рудознатцам Акинфия Демидова - представителя могущественной династии уральских горнозаводчиков - удалось обнаружить залежи серебряных руд. По действовавшим тогда государственным законам, серебряная руда, где бы и кем бы она ни была найдена, поступала в собственность императорского двора. Но Демидов не желал расставаться с новыми богатствами. Он начал чеканить свои монеты, ничем не отличающиеся от царских. Впрочем, отличие все же было: демидовские деньги содержали больше серебра, чем государственные. Должно быть, это единственный случай в истории, когда фальшивые деньги были ценнее настоящих.

Если верить легенде, в Невьянске - вотчине Демидовых - находился подпольный монетный двор. Здесь в подвале высокой башни прикованные к стенам рабы днем и ночью чеканили фальшивые деньги. Это была ужасная тюрьма, откуда никто не мог выйти, чтобы тайна Невьянской башни не стала известна правительству. Но, несмотря ни на что, слухи о ней все же просачивались в столицу. Сначала это были только слухи, и даже сама императрица Анна Иоановна не рисковала портить отношения с некоронованным царем Урала. Правда, рассказывают, что однажды, получая при игре с Демидовым в карты выигрыш новенькими серебряными монетами, она неожиданно спросила его: «Твоей или моей работы,

Никитич?» Тот встал из-за стола, развел руками и, склонив голову, с улыбкой ответил: «Мы все твои, матушка-государыня: и я - твой, и все мое - твое!».

Но вскоре произошло событие, которое положило конец тайному монетному двору. Один из демидовских мастеров, спасаясь от гнева хозяина, сумел бежать иг Невьянска в Петербург. Как только об этом узнал Демидов, он снарядил погоню, приказав догнать и убить беглеца, а если это не удастся сделать, - скакать что есть сил в столицу и сообщить императрице «радостную весть» об открытии залежей серебра.

Беглец не был пойман - пришлось сообщить «радостную весть». В Невьянск направилась комиссия для приема серебряных богатств. За два дня до ее приезда Акинфий распорядился открыть шлюзы, отделявшие подвал башни от озера, и все находившиеся там рабочие - главные свидетели демидовского преступления - навеки остались под водой.

Серебро издавна применяли и в ювелирном деле: из него изготовляли чайные и столовые сервизы, кубки, бокалы, пудреницы, портсигары, табакерки и другие предметы роскоши. Большую слабость к изделиям из этого металла питала русская и французская аристократия, для которой «фамильное серебро» служило как бы визитной карточкой, свидетельствующей о знатном происхождении и богатстве его владельцев. Уникальный сервиз принадлежал графу Орлову: в него входило 3275 предметов, для изготовления которых было израсходовано около двух тонн чистого серебра!

Издавна славились новгородские серебряных дел мастера, создавшие свою неповторимую школу резьбы и чеканки по серебру. Изготовленные ими кубки, чаши, стаканы поражали современников красотой узора. Найдены записи, свидетельствующие, что в конце XVI века в Новгороде работало около ста крупных мастеров-серебряников, а крестечникам, сережечникам, колечникам (так называли мелких ремесленников - по виду выпускаемой продукции) не было числа. Сохранившиеся изделия замечательных новгородских художников по серебру экспонируются в Оружейной палате, Государственном историческом музее, Русском музее в Ленинграде.

Роль металла, украшающего быт человека, серебро не потеряло и в наши дни, но сегодня у него находится много, пожалуй, более серьезных и важных дел. С тех пор как в 1839 году французский художник и изобретатель Дагер разработал способ получения изображения на светочувствительных материалах, серебро неразрывно связало свою судьбу с фотографией. Тончайший слой бромистого серебра, нанесенный на фотографическую пленку или бумагу, и является «главным действующим лицом» в этом процессе. Под влиянием световых лучей, падающих на пленку, бромистое серебро распадается. Бром при этом химически связывается с имеющейся в слое желатиной, а серебро выделяется в виде мельчайших кристалликов, невидимых даже в обычный микроскоп. Степень разложения бромистого серебра зависит от силы освещения: чем оно ярче, тем больше выделится серебра.

Дальнейшая обработка (проявление и фиксация) позволяет получить на пленке негативное изображение, которое затем в истинном виде переносится при печати на фотобумагу. Как ни усовершенствовалась за более чем вековое существование фотография, она по-прежнему немыслима без серебра и его соединений.

Интересную и полезную работу нашли ученые иодистому серебру: с его помощью удается довольно успешно бороться с ...тропическими циклонами. Ко каким же образом? Чтобы уменьшить разрушительную силу циклона, его нужно как бы растянуть, т. е. увеличить в диаметре. Добиться этого и помогает иодистое серебро, способное конденсировать атмосферную влагу в капельки дождя.

Такие опыты уже проводили. Первым «пострадал» лет десять назад ураган «Бейла». На его пути при помощи самолетов поставили завесу из иодисто-серебряной взвеси высотой 10 и длиной 30 километров. Несмотря на столь внушительные размеры для ее «устройства» понадобилось всего несколько центнеров иодистого серебра. Налетев на завесу, ничего не «подозревавший» циклон свернул ее в «трубочку» и поглотил. В тот же момент облачная стена вокруг его центральной части, называемой «глазом», распалась, пролившись дождем, и скорость урагана резко упала. Правда, он «не растерялся» и вновь начал создавать облачную стену, но уже гораздо большего диаметра, а значит, движущуюся значительно медленнее, чем прежде. Разрушительная сила «посеребренного» циклона стала намного меньше.

С середины прошлого века и по сей день серебро используют в производстве зеркал. Стекло, покрытое тонким слоем серебра, обладающего максимальной из всех металлов отражательной способностью, служит не только предметом нашего быта, но и инструментом врачей, деталью телескопов, микроскопов и других оптических приборов.

Ни один металл не может сравниться с серебром по «умению» проводить тепло и электрический ток. Из него делают проволоку для точнейших физических приборов, изготовляют наиболее ответственные клеммы разнообразных реле, серебряными припоями паяют важные детали радиоаппаратуры.

В многочисленных автоматических устройствах, космических ракетах и подводных лодках, счетно-вычислительных машинах и ядерных установках, средствах связи и сигнализации непременно имеются контакты. За свою долгую службу каждый из них срабатывает миллионы раз. Чтобы выдержать такую колоссальную нагрузку, контакты должны быть износостойкими, надежными в эксплуатации, отвечающими ряду электротехнических требований. Материалом для контактов обычно служит серебро. У специалистов нет к нему претензий: металл отлично справляется с этой трудной ролью. Особенно высокие качества демонстрирует серебро, если к нему добавить редкоземельные элементы. Срок службы таких контактов возрастает в несколько раз.

По данным зарубежной печати, детали сопел некоторых реактивных двигателей изготовляют из пористого вольфрама, пропитанного серебром. Немногим, видимо, известно и то, что с обломками американской подводной лодки «Трешер», загадочно исчезнувшей в океанских пучинах, на дно легло несколько тонн серебра, использованного в ее аккумуляторах.

Серебро настолько пластично, что из него можно изготовить прозрачный листик толщиной всего 0,00003 сантиметра, а серебряная крупица, которая весит 1 грамм, может быть превращена в проволоку длиной около 2 километров!

Чистое серебро - красивый белый металл. Этим и объясняется его латинское название «аргентум», произошедшее от заимствованного из санскритского языка слова «аргента», что означает «светлый».

Поскольку речь зашла о названиях, расскажем об одном не лишенном интереса факте. Географическая карта не раз служила «подсказкой» при выборе имени для вновь открытых химических элементов. Взгляните на таблицу Менделеева - вам охотно подтвердят это германий и франций, европий и америций, скандий и калифорний. Таких примеров много, а вот случай, когда крупная река и даже целое государство получили название в честь металла, пожалуй, уникален. Металлом, которому суждено было попасть в «историю с географией», оказалось серебро. Произошло это более четырех столетий назад при следующих обстоятельствах.

В начале XVI века испанский мореход Хуан Диас де Солис, плавая вдоль берегов Южной Америки, обнаружил устье большой реки, которую он без ложной скромности назвал своим именем. Спустя десять лет вверх по течению этой реки довелось плыть капитану Себастьяну Каботу. Он был поражен количеством серебра, которое его матросы награбили у местных жителей, живших на берегах реки. Кабот решил назвать ее Ла-Платой, т. е. серебряной (по-испански «плата» - серебро). Отсюда впоследствии произошло и название всей страны. В начале XIX века владычество Испании кончилось, и, чтобы не вспоминать об этом печальном периоде, жители страны латинизировали ее название. Так и возникло название «Аргентина» (серебро по-латыни - «аргентум»).

Существует и другая легенда, в которой серебро также фигурирует в качестве «крестного отца» при рождении географического названия. В 1577 году от берегов Англии отошла группа кораблей, которыми командовал вновь испеченный адмирал Фрэнсис Дрейк. Высокий морской чин был пожалован ему королевой Елизаветой за многолетнюю и плодотворную... пиратскую деятельность. Да и целью нового плавания с тайного благословления королевы, был грабеж принадлежащих Испании городов тихоокеанского побережья Южной Америки. Елизавета и ее знатные вельможи, ставшие «акционерами» общества «Дрейк и К°» по насильственному изъятию ценностей, рассчитывали нажиться с помощью «железного пирата», имя которого было слишком хорошо известно мореплавателям всех стран.

В течение нескольких месяцев эскадра Дрейка бороздила моря и океаны, добросовестно «трудясь» на благо королевы. В многочисленных баталиях Дрейк потерял четыре корабля из пяти, но его флагман «Золотая лань» своими дерзкими и внезапными налетами по-прежнему наводил ужас на жителей прибрежных городов. Однажды под вечер, когда уже стемнело, пират появился вблизи Кальяо, где стояло на рейде около тридцати испанских судов. Смелости Дрейку было не занимать: «Золотая лань» вошла в гавань и простояла всю ночь бок о бок с кораблями противника. Испанские моряки, изрядно хлебнувшие рому, далеко за полночь веселились на палубах и громко рассуждали о кораблях, которые незадолго до этого покинули порт с ценными грузами. Один из них - королевский галеон «Какафуэго», по словам моряков, был буквально набит сокровищами. Узнав об этом, Дрейк без промедления снялся с якоря и устремился в погоню.

Корабль пиратского адмирала не случайно именовался «Золотой ланью»: редкое судно могло поспорить с ним в быстроте. Не мудрено, что уже вскоре у берегов Эквадора «Какафуэго» был взят на абордаж. Вот как описывает дальнейшие события один из помощников Дрейка: «На следующее утро начался осмотр и подсчет, длившийся шесть дней... Мы нашли здесь драгоценные камни, тринадцать ящиков серебряной монеты, восемьдесят фунтов золота, двадцать шесть бочек нечеканенного серебра... В исходе шестого дня мы простились и расстались с хозяином судна: он, несколько облегченный, поспешил в Панаму, а мы - в открытое море».

Дальновидный Дрейк понимал, что «Золотой лани» еще предстоит очень долгое плавание. Не исключено, что испанцы попытаются вернуть захваченные пиратами богатства (которые они, в свою очередь, награбили у населения Южной Америки), а ход перегруженного ценным металлом корабля убавился. Здравый смысл или алчность? Дрейк принял правильное решение: сорок пять тонн нечеканенного серебра полетели за борт. В память о серебряных сокровищах, с которыми ему пришлось расстаться, адмирал пират назвал находящийся неподалеку островок Ла-Платой.

Этот случай, разумеется, далеко не единственный, когда золото, серебро и другие драгоценности оказывались на морском дне. За многовековую историю мореплавания тысячи кораблей терпели по разным причинам крушения и отправлялись в морскую бездну, порой унося с собой несметные богатства. Они-то издавна и не дают покоя многочисленным искателям кладов.

Неохотно отдает океан свою добычу людям, но они снова и снова предпринимают попытки завладеть покоящимися на дне драгоценностями. История подводного кладоискательства накопила немало интересных фактов и событий. О некоторых из них, связанных с серебром, пойдет речь ниже.

В 1939 году у берегов Флориды, к юго-востоку от острова Пиджен-Кейс, один старый рыбак поднял с небольшой глубины несколько тяжелых продолговатых камней. В течение какого-то времени он использовал их в качестве балласта для своей лодки, а затем выбросил в море. Случайно остался лишь один камень, который старик приспособил под «наковальню» и выпрямлял на нем молотком гвозди. Прошло два года. От частых ударов камень стал почему-то мягким и начал блестеть. И тут-то рыбака осенило, что его «наковальня» представляет собой слиток чистого серебра. Однако, вместо того чтобы радоваться, рыбак едва не зарыдал от жалости к самому себе. Какой же он старый дурак, если мог своими руками выбросить за борт посланные ему богом сокровища. О горе, горе!..

Но еще не все потеряно. Скорей туда, к тому месту, где лежит множество - старик видел это своими глазами - точно таких же бесценных камней! Рыбак избороздил все бухты вдоль и поперек, но время безжалостно стерло в памяти ту ничем не примечательную гряду рифов, у которых он достал со дна балластные «камни» - слитки серебра с затонувшего когда-то поблизости старинного галеона.

Более удачливым оказался американский аквалангист Мак-Ки. В мае 1949 года он занимался подводными съемками на побережье Флориды, неподалеку от рифов Ки-Ларго. Однажды на двадцатиметровой глубине Мак-Ки заметил обломки какого-то корабля. Тщательно осмотрев судно, пловец обнаружил несколько пушек, якорь и три тяжелых бруска продолговатой формы. Мак-Ки не поленился поднять их на поверхность и был с лихвой вознагражден: бруски оказались слитками чистого серебра с клеймом «NATA». Когда он принес находку в вашингтонский исторический музей, специалисты определили, что это клеймо принадлежит древнему серебряному руднику в Панаме, а обнаруженный аквалангистом корабль - один из четырнадцати испанских галеонов, которые погибли во время чудовищного урагана, пронесшегося в тех местах весной 1715 года.

И флоридский рыбак, и Мак-Ки стали кладоискателями, сами того не ожидая. Значительно чаще поиски затонувших сокровищ проводятся по заранее продуманному плану. Но и участники специально снаряженных подводных экспедиций частенько возвращаются на берег с пустыми руками. Иногда же успех приходит тогда, когда, казалось бы ждать его уже неоткуда. Именно при таких обстоятельствах фортуна улыбнулась некому Уильяму Фиппсу, который в конце XVII века по заданию короля Англии Джеймса II пытался достать сокровища испанского галеона, затонувшего у Багамских островов.

Шли дни, недели, месяцы, но экспедиции все не удавалось обнаружить останки погибшего корабля. Истек год, и Фиппс, наконец, решил признать себя побежденным.

Созвав своих главных помощников на совещание, он объявил им о прекращении поисков, и при этом в сердцах топнул под столом ногой. От удара из-под стола выкатился какой-то предмет, похожий на кусок кораллового нароста, но подозрительно правильной формы. Ударом топора Фиппс разбил его - внутри оказался небольшой ящик из твердого дерева. Еще удар топора, и на пол посыпались золотые и серебряные монеты.

Этот «кусок коралла» принес и бросил под стол один из нырял ыдиковиндейцев. В том месте, где была обнаружена находка, тотчас же спустили под воду несколько ныряльщиков, которые доставили на палубу еще с десяток таких же предметов.

Работа закипела. Фиппс и сам не раз спускался на дно в сооруженном им подводном колоколе. За три месяца экспедиция сумела поднять на поверхность тридцать тонн серебра, немало золота и множество ящиков с монетами. Общая стоимость добытых сокровищ составила триста тысяч фунтов стерлингов (по современному курсу - более миллиона фунтов).

Совсем недавно серебро, добытое из пучин, стало причиной чуть ли не международного скандала. А началось все с того, что летом 1972 года американский археолог Роберт Маркс, сотрудник компании «Сифайндерс», занимающейся поисками сокровищ на дне морей и океанов, обнаружил в 45 милях севернее Багамских островов затонувший испанский галеон. Через несколько дней уже закипела работа по поднятию грузов с корабля. Вскоре удалось установить, что судно затонуло в 1656 году, а как показало изучение документов, на его борту находилась крупная партия серебра и драгоценностей. Их стоимость составляла около двух миллионов рублей.

Поскольку обитатели подводного царства совершенно равнодушны к серебру, нетрудно было предположить, что все оно в целости и сохранности покоится в трюме или каютах галеона. И Епрямь - спустя две-три недели на поверхность были подняты первые партии сокровищ. Руководители компании не без основания (и уж, конечно, не без удовольствия) потирали руки в надежде на хороший куш, как вдруг возникли неожиданные затруднения: правительство Багамских островов, узнав об этой находке, заявило о своих притязаниях на серебро и вообще на весь клад. Работы пришлось прекратить, а конфликт принял такие размеры, что в дело вмешался даже государственный департамент США. Его представитель заявил, что затонувший корабль находится не в территориальных, а в международных водах и потому правительство Багамских островов не вправе рассчитывать на его «содержимое». Спор затянулся, и чем он кончится - трудно сказать.

Несмотря на то что подобные удачи крайне редки, армия подводных «искателей счастья» постоянно растет. Разумеется, сегодняшний аквалангист имеет больше шансов на успех, чем, допустим, ныряльщик Фиппса, который мог рассчитывать лишь на собственные легкие, тем не менее океан не спешит расстаться со своими богатствами, ч веками покоящимися на его дне.

Серебряные клады довольно часто отыскиваются и на земле. Совсем недавно, например, клад в тысячу арабских серебряных монет был найден на шведском острове Готланд, причем при довольно любопытных обстоятельствах. Нашел его... кролик - обыкновенный серый кролик, который пожелал отрыть себе нору в окрестностях небольшого городка Бюрс. В ходе «строительных работ» на зверька вдруг обрушился град металлических кругляшек, и бедняга приложил немало усилий, чтобы вышвырнуть их подальше из норы. Вскоре они попались на глаза археологам, проводившим раскопки на острове. Монеты были переданы в Стокгольмский исторический музей, и специалисты сумели раскрыть тайну этого клада.

Когда-то в старину Готланд был одним из богатейших торговых центров Европы, куда съезжались купцы из многих стран. Сотни и тысячи серебряных монет переходили из рук в руки, но порой скапливались у наиболее удачливых торговцев. Иногда эти богатства попадали в руки викингов, совершавших походы на остров с отнюдь не познавательными целями. По преданию, клад, найденный кроликом, был зарыт в землю в те далекие времена одним из предводителей викингов Ставером. И вот что интересно: на протяжении многих десятилетий народная молва утверждала, будто бы примерно полтора века назад подвыпившему готландскому крестьянину приснился черт, который дал ему горсть серебряных монет якобы из клада Ставера и под большим секретом сообщил, что через пять поколений люди найдут весь клад, припрятанный могущественным викингом «на черный день».

Имела ли эта легенда какие-нибудь реальные основы - трудно сказать. Но как бы то ни было, именно через пять поколений на том самом месте, которое фигурировало в легенде, клад был обнаружен. Не ясно только одно: почему черт решил скрыть от крестьянина такое важное обстоятельство, что главную роль в этой находке суждено сыграть кролику.

Sr

Y

Zr

Nb

Cd

In

Sn

Sb

Ba

La

Hf

Ta

 

Поиск

Блок "Поделиться"

Физика

Химия

Методсовет