Начальная школа

Русский язык

Литература

История

Биология

География

Математика

 

3-3Если начинали поиски Южного материка путешественники-конкистадоры в надежде открыть очередную золотую страну, то продолжали их в конце XVIII — начале XIX века мореплаватели-исследователи, главной целью которых была географическая истина. К ним, бесспорно, относится и знаменитый капитан Джеймс Кук.

Судьба этого человека интересна и поучительна. Он родился в очень бедной семье — отец служил батраком, — был девятым ребенком в семье. С детских лет помогал отцу батрачить. Только в тринадцать лет в сельской школе познакомился с основами грамматики и арифметики, а до этого не умел ни читать, ни писать. Служил юнгой на корабле, перевозящем уголь, потом матросом. Всю жизнь Кук занимался самообразованием, изучал астрономию, гидрологию. Стал штурманом и наконец капитаном, стоявшим во главе трех кругосветных английских экспедиций.

Художники, оставившие портреты Кука, частенько изображали его с географической картой. Такой деталью старались подчеркнуть, как много удалось ему совершить географических открытий. Кук нанес на карту Тихого океана Большой Барьерный риф, острова Новая Каледония, Норфолк, Южные Сандвичевы острова, юго-восточные Гавайские острова, остров Южная Георгия, и это еще далеко не полный список. Причем сделаны были все открытия Кука всего за одиннадцать лет: в первое свое большое кругосветное плавание он отправился в 1768 году, а в 1779 году погиб во время стоянки на одном из Гавайских островов. Роковая для Кука стычка с островитянами произошла после того, как те похитили у англичан корабельную шлюпку, и капитан с несколькими матросами отправились возвращать пропажу…

Но главной целью выдающегося мореплавателя были вовсе не тихоокеанские острова — открывал он их как бы попутно, а искал, как и многие его предшественники, Южную Неведомую Землю. Но и Кук в конце концов вынужден был отступить. Правда, он первым из моряков достиг столь далеких южных широт, как никто другой до него.

Это случилось во время второй экспедиции Джеймса Кука, которая началась 13 июля 1772 года. В этот раз под его командой были два корабля — «Резольюшен» и «Адвенчер».

К этому времени Кук был уже знаменит. Совершив первое кругосветное плавание, начавшееся в 1768 году, он опубликовал путевые заметки о своих открытиях. Словно увлекательный роман, англичане читали описания различных тихоокеанских островов с этнографическими характеристиками их обитателей-островитян. Важным итогом первой экспедиции Кука было исследование Новой Зеландии, открытой Тасманом. Голландец считал ее выступом Южного материка. Но Кук обошел Новую Зеландию вокруг и обнаружил, что это остров. Вернее, даже два острова — северный и южный. Между ними пролив, который теперь называется проливом Кука. Район, где после этого открытия следовало искать громадную неоткрытую землю, отступил еще дальше к югу. В южные широты и направлялся Джеймс Кук во время своей второй экспедиции, самой знаменитой из всех, в каких ему довелось участвовать.

О полученных им в адмиралтействе Великобритании инструкциях Кук написал так: «Я был обязан приложить все усилия для того, чтобы открыть новые территории на юге, следуя либо в восточном, либо в западном направлении, по моему собственному усмотрению. Нужно было при этом держаться наиболее высоких широт и плыть к Южному полюсу до тех пор, пока это позволят наши запасы, состояние здоровья команды и состояние самих кораблей…»

Следуя инструкциям, Кук вошел в высокие южные широты Атлантического океана. 10 декабря 1772 года корабли встретили первые плавучие льды; затем стали попадаться и большие ледяные поля. Их приходилось огибать, поворачивая к востоку.

3-4

О своем втором путешествии Кук тоже написал книгу. В предисловии путешественник просит читателя простить его за недостаток литературного мастерства: «И хоть я с помощью добрых друзей прошел все ступени морской службы — от юнги на судах-угольщиках до капитана королевского флота, я не имел случая заниматься литературой. Публика не должна ожидать от меня изящного стиля или искусства профессионального писателя, но, надеюсь, будет смотреть на меня как на простого человека, старающегося усердно служить своей родине и решившего дать, по возможности, полный отчет о своих действиях».

Пожалуй, Кук излишне скромничал. Хотя книга его и не похожа на роман, но написана пером человека безусловно наблюдательного, умеющего отметить самую характерную деталь, найти самое точное слово и самые яркие краски. За внешней безыскусностью стиля встают зримые картины того, что происходило во время этого увлекательного и трудного путешествия.

4 января 1773 года он записал, например: «Снасти покрылись коркой прозрачного льда, и, хотя зрелище это было привлекательно, нам всем казалось, что холод заметно усилился, хотя мороз был меньше, чем неделю назад, и море свободно ото льда. Управлять кораблями стало трудно, так как все снасти, паруса и блоки обмерзли и задеревенели ото льда».

Медленно, с трудом лавируя среди крупных айсбергов, корабли Кука все-таки продвигались все ближе к югу.

17 января 1773 года в истории мореплавания произошло весьма примечательное событие: корабли Кука впервые пересекли Южный полярный крут у 39 градуса 35 минут восточной долготы.

Но далеко продвинуться в антарктические воды не удалось. В тот же день Кук сделал такую запись: «В 6 часов 45 минут на 57 градусе 15 минутах нас остановила непреодолимая преграда. На юге море на всем пространстве было покрыто льдами, и нигде не было видно свободного прохода… Поднявшись на грот-мачту, я, обозревая море, убедился, что на юго-востоке от нас не видно конца этим ледяным полям. Среди льдов плавали киты…»

Начальник экспедиции принял решение: проход между льдами в этом месте вряд ли удастся найти, значит, пока придется отступить.

Команды кораблей нуждались в отдыхе: с тех пор как они прошли африканский мыс Доброй Надежды, в течение нескольких месяцев не было видно и признаков земли. Кук привел свои корабля в Новую Зеландию и оставался здесь полтора месяца.

Летом 1773 года экспедиция продолжила работу. Прежде всего Кук обследовал полосу океана между тридцать девятой и сорок седьмой параллелью к востоку от Новой Зеландии. Но здесь не было никаких земель. В августе корабли прошли через архипелаг Туамоту. Потом они вновь направились к берегам Новой Зеландии.

В ночь на 23 октября неподалеку от восточного берега Новой Зеландии в ненастную погоду «Резольюшен» и «Адвенчер» потеряли друг друга из виду. (Это случалось и прежде.) Потом корабли снова встретились, но в этот раз случившееся словно бы послужило недобрым предзнаменованием: в ночь на 30 октября корабли еще раз потеряли друг друга, и встретиться им суждено было только в Англии. Теперь корабли шли разными путями.

«Адвенчер» предпринял неудачную попытку обнаружить землю, открытую Буве, и в середине 1774 года вернулся в Англию. А Кук от берегов Новой Зеландии вновь повел «Резольюшен» в холодные антарктические воды.

Снасти снова покрылись толстой коркой льда. Кораблем почти невозможно было управлять. Но плавание в этих водах требовало как раз особой точности в управлении: вокруг было много айсбергов. 23 декабря Кук сделал такую запись:

«Шел мокрый снег, мороз крепчал. Снасти обмерзли, и казалось, что вместо вантов натянуты провода, а паруса уподобились листам металла. Шкивы в блоках проворачивались с большим трудом, и надо было затратить невероятное усилие, чтобы поднять или опустить марсель.

Все страдали от холода. Густой туман непроницаемой пеленой пал на студеное, покрытое сплошными льдами море. При столь неблагоприятных обстоятельствах я поневоле должен был подумать о возвращении на север. Возможности пробиться далее к югу не было…»

В этот день Джеймс Кук вновь отступил перед льдами. Но 11 января 1774 года, словно бы набрав необходимый разбег для новой атаки высоких широт, «Резольюшен» опять взял курс на юг. В третий раз мореплаватель пересек Южный полярный круг 26 января.

Команда совершала чудеса героизма, управляя в лютую стужу парусами. Прошел день, потом другой, третий. «Резольюшен» упрямо пробивался на юг. 30 января корабль достиг 70 градуса 10 минут южной широты. Так высоко Кук еще ни разу не поднимался.

Запись, относящаяся к этому рекордному дню, оказалась пространной:

«Вскоре с грот-мачты увидели сплошной ледяной барьер, простиравшийся с востока на запад на необозримом пространстве. Вся южная половина горизонта сияла и сверкала холодными огнями.

Я насчитал 96 вершин и пиков вдоль кромки ледяного поля. Некоторые из них были очень высоки, и гребни этих ледяных гор были едва различимы в пелене низких туч и молочно-белого тумана. У кромки этого исполинского поля громоздились мелкие глыбы битого льда, и приблизиться к краю ледяного барьера не было возможности.

Казалось, что все поле состоит из спаянного воедино льда. Вдоль северной кромки лишь отдельные вершины достигают значительной высоты, но далее к югу высота барьера значительно увеличивалась. Таких льдов никто никогда не видел в Гренландском море, да и навряд ли можно сравнивать ледяные поля Северного полушария с тем, что открылось нашему взору здесь, на юге.

Не было никакой возможности пробиться через эти льды. Не только я, но и все мои спутники были твердо уверены, что это грандиозное поле простирается далее на юг до самого полюса или где-то на высоких широтах соединяется с материком. Во всяком случае, именно отсюда, от этой ледяной стены, отрываются те глыбы и острова, которые блуждают в северной части антарктического моря по воле ветров и течений.

Я проследовал на юг дальше всех прежних мореплавателей и достиг пределов, где человеческие возможности оказываются исчерпанными. И признаюсь, я не был опечален тем, что на пути моем возникли непреодолимые препятствия, ибо этим самым мы избавлялись от опасности и трудов, связанных с дальнейшим продвижением в южную полярную область.

Так как нельзя было пробиться к югу ни на один дюйм, я решил повернуть на север…»

Не был опечален? Да нет — здесь, наверное, Джеймс Кук немного покривил душой. Конечно же, ему очень бы хотелось открыть легендарный материк. И если б только он знал, как не повезло ему в этот день! Чтобы сделать открытие, перед которым померкли бы все другие его открытия, ему нужно было продвинуться дальше на юг совсем немного. Всего в двухстах километрах от него находился один из выступов Антарктического материка — тот, что теперь называется полуостровом Терстон у моря Амундсена. Но Кук повернул на север и все дальше уходил от загадочной Южной Земли, которую искал так настойчиво.

Словно стремясь вознаградить себя за неудачу с Южным материком, Кук начал настойчиво искать новые, еще никому не известные острова в Тихом океане. В архипелаге Туамоту ему удалось уточнить положение нескольких островов, и он дал им новые названия. В конце апреля 1774 года «Резольюшен» пришел на Таити.

16 июня 1774 года Кук открыл атолл Палмерстон. Еще несколько неизвестных островов были открыты в архипелаге Новые Гебриды, который Кирос когда-то опрометчиво принял за Южный материк.

4 сентября 1774 года капитан Джеймс Кук сделал еще одно крупное открытие.

На горизонте показалась полоска земли. Вдоль ее берега протянулась линия рифов и отмелей. Когда корабль Кука бросил якорь с внешней стороны рифов, к нему сразу же подошли десятки туземных челнов. Туземцы, как обезьяны, по канатам карабкались на борт корабля. Европейские вещи, которые они видели в первый раз, привели их в восторг. С любопытством — матросы им не препятствовали — они лазили по всему кораблю, осматривая жилые помещения, трюм, кладовые с продуктами. Затем состоялся ответный визит: Кук высадился на берег во главе отряда матросов. Дружелюбно настроенные туземцы привели англичан в свое селение, вокруг которого рос сахарный тростник. От реки, протекающей поблизости, к полям были прорыты оросительные каналы.

У этого острова Кук простоял до 13 сентября. Он назвал найденную им землю Новой Каледонией.

Потом «Резольюшен» вновь оказался в открытом океане. Вскоре Кук нанес на карту еще один остров, на берегах которого росли высокие деревья, похожие на корабельные сосны, — остров получил название Сосновый. Теперь Кук вновь шел в сторону Новой Зеландии. По пути он открыл еще один небольшой необитаемый остров — Норфолк.

Некоторое время Кук снова провел у берегов Новой Зеландии, эта земля была хорошо знакома ему еще со времен первого кругосветного путешествия. Затем «Резольюшен» двинулся к Огненной Земле.

Плавание Френсиса Дрейка показало, что Огненная Земля — это архипелаг из нескольких больших и малых островов. Однако он еще не был детально обследован — этот-то пробел и заполнил Джеймс Кук. Пройдя вдоль Огненной Земли с западной и южной сторон, мореплаватель сделал еще целый ряд открытий: острова Гилберта, залив Кука, пролив Кристмас-Саунд.

Наступил новый, 1775 год. Экспедиция продолжалась уже третий год. В январе был открыт еще один остров — Южная Георгия. Следующим открытием стала небольшая группа Скал Кларка.

«Резольюшен» опять поднялся довольно далеко к югу — до 60 градусов 4 минут южной широты. Снова корабль великого английского мореплавателя плыл среди множества ледяных островов. В эти дни на карту были нанесены Южные Сандвичевы острова.

Второе кругосветное плавание Джеймса Кука завершилось 29 июля 1775 года. Оно продолжалось три года и шестнадцать дней.

Итоги экспедиции оказались очень весомыми. Открытий, которые сделал Кук, хватило бы на добрый десяток мореплавателей. Завеса неизвестности, все еще окутывающая почти весь Тихий океан, стала куда менее плотной, чем прежде. А ведь сверх этого Кук привез и ценный этнографический материал, описав быт различных племен, населяющих тихоокеанские острова. И сам Кук, и ученые, входящие в состав экспедиции, изучали животный и растительный мир дальних земель, проводили метеорологические и гидрографические наблюдения.

Плавание вполне заслуженно прибавило Джеймсу Куку славы, теперь он был самым знаменитым моряком Англии. И все-таки слава первооткрывателя Южного материка оказалась явно преждевременной.

А в ту пору считалось, что Джеймс Кук подвел наконец итоговую черту под историей поисков Южного материка, которые велись до него более двухсот лет. Это, по общему мнению, было удачей: никто не мог этого сделать до Кука.

«Я обошел океан Южного полушария на высоких широтах, — писал капитан Кук, — и совершил это таким образом, что неоспоримо отверг возможность существования материка, который если и может быть обнаружен, то лишь близ полюса, в местах, недоступных для плавания.

Я дважды посетил тропические моря и не только уточнил положение ранее открытых земель, но и открыл много новых. Полагаю, что теперь очень мало остается неизведанного в той части океана, где я побывал.

Я льщу себя надеждой, что задачи моего путешествия во всех отношениях выполнены полностью; Южное полушарие достаточно обследовано; положен конец дальнейшим поискам Южного материка, который на протяжении двух столетий неизменно привлекал внимание некоторых морских держав и был излюбленным предметом рассуждений для географов всех времен…»

В этих словах чувствуется и некоторое сожаление оттого, что капитану не удалось сделать открытие, о каком двести лет мечтали мореходы, и вместе с тем слова явно исполнены гордости: он, Джеймс Кук, закрыл «дело» о Южном материке. Южного материка, как всем это теперь ясно, не существует. Если за Южным полярным кругом и есть какая-то суша, достичь ее невозможно.

«Там море так густо усеяно льдами, — писал Кук, — что доступ к земле становится невозможным. Риск, связанный с плаванием в этих необследованных и покрытых льдами морях настолько велик, что я смело могу сказать, что ни один человек никогда не решится проникнуть на юг дальше, чем это удалось мне. Земли, что могут находиться на юге, никогда не будут исследованы…»

Знаменитому капитану Джеймсу Куку суждено было отправиться и в третье кругосветное плавание. Он вновь побывал в Новой Зеландии, поднялся к Аляске, сделал немало новых открытий, в том числе нанес на карту крупнейший из Гавайских островов — Гавайи.

Но это открытие стало последним из всех, так щедро выпавших на долю великого мореплавателя. Здесь, на острове Гавайи, он погиб в нелепой стычке с островитянами. Это случилось 14 февраля 1779 года. Джеймсу Куку едва исполнилось пятьдесят лет…

А за год до этого, в 1778 году, родился человек, которой пошел дальше капитана Кука — российский мореплаватель Фаддей Фаддеевич Беллинсгаузен.


 

Поиск

Блок "Поделиться"

Физика

Химия

Методсовет