Начальная школа

Русский язык

Литература

История

Биология

География

Математика

 

Как это ни странно, но освоение голландскими купцами дальних южных морей началось вовсе не с какого-либо удачного путешествия, а с удачного… тюремного заключения. Эта примечательная тюрьма находилась в Лиссабоне, столице Португалии.

Многие из «островов пряностей» по разделу мира, совершенному еще в 1494 году, принадлежали Португалии, и португальцы ревниво оберегали тайну морских дорог к ним. В строжайшем секрете держались их координаты, никто не знал, какими течениями пользовались корабли, идущие в южные моря, огибая мыс Доброй Надежды, какие ветры надо ловить в свои паруса, а каких избегать…

Моряка-голландца, который попал в Лиссабонскую тюрьму за долги, звали Корнелис Хаутман. И так как общее несчастье сближает самых разных людей, стирая даже вечную национальную рознь, то нет ничего удивительного, что Хаутман, отбывая назначенный срок, близко сошелся с пребывавшими в тюрьме моряками-португальцами. И наверное, если б лиссабонские судьи знали заранее, что из этого получится, они вряд ли приговорили бы Хаутмана к тюремному заключению.

 

Друзья по несчастью не считали нужным скрывать в тюрьме то, что так ревниво хранится в тайне на свободе. От них-то и узнал Хаутман все главные сведения — и примерные координаты счастливых южных островов, и направления главных морских течений.

При первом же удобном случае через верных людей голландец передал эти бесценные сведения на родину, хозяевам торговой компании «Общества дальних стран».

И вскоре компания, оценившая переданные сведения по достоинству, за огромную сумму выкупила Корнелиса Хаутмана из тюрьмы. Вскоре он уже стоял во главе голландской экспедиции, насчитывающей четыре корабля. Это было в 1595 году.

Корабли голландцев обогнули Африку и вошли в Индийский океан. Здесь все по договору о разделе мира принадлежало Португалии, и Хаутман старался держаться подальше от португальских военных судов. Он двигался вперед крайне осторожно.

Только почти через полтора года после начала экспедиции Хаутман добрался до Суматры, а потом и до острова Ява. По каким-то причинам Ява осталась обойденной вниманием Португалии, и бывший узник лиссабонской тюрьмы вполне резонно счел, что, если так, значит, остров должен принадлежать Голландии.

На Яве голландцы закупили за сходную плату партию очень ценных товаров, которые были благополучно доставлены в Европу. И с этого момента начались постоянные рейсы голландских кораблей к Малайскому архипелагу. Нарушив, наконец, португальскую монополию на торговлю с Ост-Индией, голландские купцы сами установили непосредственные торговые связи с малайскими правителями.

Однако приходилось все же опасаться португальских сторожевых кораблей. Поэтому голландские мореходы нашли наконец для себя самую безопасную дорогу. От мыса Доброй Надежды этот морской путь пролегал значительно южнее, чем обычные маршруты португальцев. Поймав в сравнительно высоких широтах попутный пассат, голландские корабли шли на восток до того меридиана, на котором лежала Ява, и тогда резко поворачивали на север.

Но ведь этот путь должен был так близко лежать от Южного материка… И казалось бы, это начинало подтверждаться теми открытиями, которые одно за другим совершали голландские моряки. Словно из тумана вдруг стали проявляться очертания берегов, которые, по-видимому, были выступом громадной, лежащей на юге земли.

В 1616 году капитан Дирк Хартогс, командовавший судном «Эндрахт», высадился на землю между 23 и 26 градусами 30 минутами южной широты. Местность, которую он увидел, представляла собой унылую, безжизненную пустыню. Два года спустя голландские моряки пристали к берегу на 21 градусе 20 минуте южной широты. Позже здесь побывали и другие голландские мореплаватели.

Это была западная сторона открытой земли; южную же исследовал в 1627 году капитан Питер Нейтс. Он дошел до небольшого архипелага, который назвал своим именем, и убедился в том, что берег этой обширной земли здесь поворачивает к юго-востоку. Значит, действительно выступ Южного материка?

Исследованная голландцами береговая линия обширной территории в XVII веке получила название Новая Голландия. Но, считая ее громадным полуостровом Южного материка, голландские мореплаватели ошиблись. Это была та самая большая земля, которую видел Торрес, огибая с юга Новую Гвинею, и которая сегодня называется Австралией.

Но самые важные открытия на «голландской странице» выпали, бесспорно, на долю Абеля Тасмана. Существовала легенда, что этот бедняк-штурман осмелился просить руки дочери Антони Ван-Димена, богача и генерал-губернатора тех сказочных южных островов, что голландцы, не спрашивая разрешения у Португалии, уже считали своими. В ответ разгневанный Ван-Димен дал штурману Тасману два самых старых корабля, какими только располагал, и отправил его в трудную экспедицию. Но как бы то ни было, эта экспедиция вернулась с бесценным географическим материалом.

Тасман должен был подняться до самых широких участков земли и определить, как далеко простирается Южный материк. Выйдя с острова Маврикий, Тасман сначала шел на юг, а потом повернул к востоку. 24 ноября 1642 года он открыл берег, который назвал Ван-Дименовой Землей. Но что это была за земля — остров или же часть Новой Голландии, — самому Тасману выяснить не удалось. Это стало известно лишь полтора столетия спустя: Ван-Дименова Земля (ныне по справедливости Тасмания) — это остров, отделенный от Австралии. Тасман же продолжил путь на восток и 13 декабря 1642 года увидел перед собой еще одну землю. Он назвал ее Новой Зеландией.

Пройдя вдоль береговой линии на северо-восток, он дошел до северной оконечности открытой земли. В честь дочери Ан-тони Ван-Димена, которая, очевидно, и в самом деле была небезразлична бедному штурману, эта самая северная точка стала называться мысом Марии Ван-Димен.

Важнейшим итогом экспедиции Тасмана было то, что она бесспорно доказала: Новая Голландия не может быть частью Южного материка, раз корабли целиком обогнули ее с юга.

И вместе с тем экспедиция Тасмана породила новую ошибку: выступом гигантского материка, вера в существование которого нисколько не ослабевала, теперь стали считать Новую Зеландию. Эту ошибку лишь через сто с лишним лет исправил великий английский мореплаватель капитан Джеймс Кук, посвятивший путешествию за географической легендой, оказавшейся такой долговечной, несколько лет. Именно плавания Кука, стершие с карты Тихого океана немало белых пятен, во многом прояснили запутанное «дело» Южного материка.

Но прежде чем свои поиски начал Джеймс Кук, в этом «деле» появилась еще одна ошибка. Два французских корабля под началом Жана Батиста Буве в 1739 году обнаружили в высоких широтах Атлантического океана какую-то землю, которую глава экспедиции тоже счел выступом Южного материка. Правда, подойти к этой земле вплотную француз не смог из-за тяжелых льдов. Не пытался он и обойти кромку льдов стороной, так как экипажи его кораблей едва переносили стужу. Сделав свое открытие, Буве тут же повернул назад, в более теплые края.

Но и сам Джеймс Кук, исправивший заблуждения Тасмана, тоже не избежал во время своих поисков ошибки. Причем такой, какую до него не делал ни один из мореплавателей, искавших Южный материк.

 

 

Поиск

Блок "Поделиться"

Физика

Химия

Методсовет