Начальная школа

Русский язык

Литература

История

Биология

География

Математика

Информатика

Физика

 

Полярный исследователь

Борге, Норвегия, 1872 г. – Баренцево море, 1928 г.

«Сегодня 14 декабря 1911 года», – сказал Олаф. Мы, пятеро участников экспедиции, сидели в палатке, а за её стенками простиралась Антарктида. Мы очень устали, но ощущали гордость, ведь наше грандиозное предприятие увенчалось успехом.

«Этот день войдёт в историю. Как ты думаешь, Руаль?» – спросил Хельмер.

«Если мы сможем рассказать всем о нашем успехе – тогда да, конечно, – добавил Сверре, – но у нас нет беспроволочного телеграфа, и мы не можем связаться с миром…»

Я посмотрел им в глаза, затем кивнул. Да, мы покорили Южный полюс! Флаг Норвегии, моей страны, реял над нашей палаткой, но всё же тут было о чём подумать. Я понимал, что наша победа в Антарктиде ещё ничем не подтверждена. Нас чуть было не опередил наш самый сильный соперник – британский путешественник Роберт Фолкон Скотт.

Если бы я знал, что нас разделяет лишь 35 дней пути, то ещё больше опасался бы, что нас постигнет неудача в одном шаге от цели. И немедленно решил, что закончу свою книгу об экспедиции – ту, что я начал в 1910 году. Я назову её «Южный полюс», и она станет свидетельством нашего покорения Антарктиды.

«Приключения – результат плохого планирования».

Ещё ребёнком я хотел стать первым человеком, побывавшим на Северном полюсе. Это была моя единственная мечта! О Южном полюсе я и не думал. Многие годы я неустанно тренировался, чтобы закалить тело и характер. И всё же несколько лет назад другой полярный исследователь опередил меня: в 1909 году Роберт Эдвин Пири из США достиг Северного полюса. Он стал первым и забрал себе всю славу.

Эта неудача научила меня тому, что для достижения поставленных целей порой недостаточно больших усилий и самопожертвования, также нужен хорошо продуманный план.

Тогда же я понял, что могу сделать вид, что моя экспедиция ставит перед собой чисто научные цели и не предполагает никакого соперничества. В действительности же мне очень хотелось поставить рекорд – таково было моё намерение.




Я обновил свои знания об Антарктиде – прочёл множество книг, в том числе Шеклтона, и задумал разделить экспедицию на две части. Сначала мы поплывём на «Фраме» – судне, бывавшем в арктических и антарктических экспедициях. Затем пересядем на четверо саней, которые будут тянуть 52 собаки, а помогать мне будут лишь четыре человека.




Таким образом мы сможем двигаться быстрее. Никто не сможет догнать нас, даже Скотт!

Олаф, казалось, прочёл мои мысли: «Интересно, какое лицо было у Скотта, когда он получил нашу телеграмму, Руаль… Что он сказал тогда?»

«Ах да, эта телеграмма… „Позвольте информировать вас, что «Фрам» направляется в Антарктиду. Амундсен“. Послать её с Мадеры, архипелага в 545 километрах от африканского побережья, – это была гениальная идея!»

«Почему вы скрывали свои истинные намерения даже от нас? Мы узнали обо всём чуть раньше Скотта, – проговорил Сверре. – Только капитан „Фрама“ знал, что ваша истинная цель – Южный полюс». «Я не мог идти на риск и допустить вторую неудачу, – отвечал я. – Сам Шеклтон в 1909 году был всего в 180 километрах от полюса, но не дошёл».

Время развеяло все страхи и сомнения.

Успешный поход на Южный полюс, где нам удалось опередить Скотта на 35 дней, принёс мне славу и оживил старую мечту об Арктике. В течение следующих лет я несколько раз предпринимал попытки достичь Северного полюса на гидропланах, но безуспешно.

Наконец, 12 мая 1926 года я летел над Арктикой с Линкольном Эллсвортом – американцем, который финансировал моё предприятие, и итальянцем Умберто Нобиле, который построил и пилотировал дирижабль N1 «Норвегия».




Хочешь стать как Руаль? Учись планировать свои дела и не допускай, чтобы последнее слово оставалось за непредвиденными обстоятельствами.

С дирижабля мы сбросили на полюс три флага: норвежский, американский и итальянский. Они символизировали наш тройственный союз в этом полёте.

«Вы с Умберто остались большими друзьями, не так ли? – спросил Линкольн два года спустя, незадолго перед тем, как я улетел на борту аэроплана «Латам-47» на поиски потерпевшего крушение в Арктике дирижабля Нобиле. «Нет, вообще-то мы не разговаривали после того путешествия в мае 1926 года». – «Поэтому теперь ты не афишируешь свою помощь? Мы даже не уверены, что он ещё жив… Ты берёшься за очень рискованную задачу, без всякой гарантии успеха».

Да, я помню, что тогда сказал Эллсворту: «Ты помнишь, Линкольн, как там красиво, в высоких широтах? Разве я могу отказаться ещё раз увидеть всё своими глазами?»




 

 

Поиск

Химия

Блок "Поделиться"

Методсовет

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru