Начальная школа

Русский язык

Литература

История

Биология

География

Математика

Информатика

 

Полярный исследователь

Борге, Норвегия, 1872 г. – Баренцево море, 1928 г.

«Сегодня 14 декабря 1911 года», – сказал Олаф. Мы, пятеро участников экспедиции, сидели в палатке, а за её стенками простиралась Антарктида. Мы очень устали, но ощущали гордость, ведь наше грандиозное предприятие увенчалось успехом.

«Этот день войдёт в историю. Как ты думаешь, Руаль?» – спросил Хельмер.

«Если мы сможем рассказать всем о нашем успехе – тогда да, конечно, – добавил Сверре, – но у нас нет беспроволочного телеграфа, и мы не можем связаться с миром…»

Я посмотрел им в глаза, затем кивнул. Да, мы покорили Южный полюс! Флаг Норвегии, моей страны, реял над нашей палаткой, но всё же тут было о чём подумать. Я понимал, что наша победа в Антарктиде ещё ничем не подтверждена. Нас чуть было не опередил наш самый сильный соперник – британский путешественник Роберт Фолкон Скотт.

Если бы я знал, что нас разделяет лишь 35 дней пути, то ещё больше опасался бы, что нас постигнет неудача в одном шаге от цели. И немедленно решил, что закончу свою книгу об экспедиции – ту, что я начал в 1910 году. Я назову её «Южный полюс», и она станет свидетельством нашего покорения Антарктиды.

«Приключения – результат плохого планирования».

Ещё ребёнком я хотел стать первым человеком, побывавшим на Северном полюсе. Это была моя единственная мечта! О Южном полюсе я и не думал. Многие годы я неустанно тренировался, чтобы закалить тело и характер. И всё же несколько лет назад другой полярный исследователь опередил меня: в 1909 году Роберт Эдвин Пири из США достиг Северного полюса. Он стал первым и забрал себе всю славу.

Эта неудача научила меня тому, что для достижения поставленных целей порой недостаточно больших усилий и самопожертвования, также нужен хорошо продуманный план.

Тогда же я понял, что могу сделать вид, что моя экспедиция ставит перед собой чисто научные цели и не предполагает никакого соперничества. В действительности же мне очень хотелось поставить рекорд – таково было моё намерение.




Я обновил свои знания об Антарктиде – прочёл множество книг, в том числе Шеклтона, и задумал разделить экспедицию на две части. Сначала мы поплывём на «Фраме» – судне, бывавшем в арктических и антарктических экспедициях. Затем пересядем на четверо саней, которые будут тянуть 52 собаки, а помогать мне будут лишь четыре человека.




Таким образом мы сможем двигаться быстрее. Никто не сможет догнать нас, даже Скотт!

Олаф, казалось, прочёл мои мысли: «Интересно, какое лицо было у Скотта, когда он получил нашу телеграмму, Руаль… Что он сказал тогда?»

«Ах да, эта телеграмма… „Позвольте информировать вас, что «Фрам» направляется в Антарктиду. Амундсен“. Послать её с Мадеры, архипелага в 545 километрах от африканского побережья, – это была гениальная идея!»

«Почему вы скрывали свои истинные намерения даже от нас? Мы узнали обо всём чуть раньше Скотта, – проговорил Сверре. – Только капитан „Фрама“ знал, что ваша истинная цель – Южный полюс». «Я не мог идти на риск и допустить вторую неудачу, – отвечал я. – Сам Шеклтон в 1909 году был всего в 180 километрах от полюса, но не дошёл».

Время развеяло все страхи и сомнения.

Успешный поход на Южный полюс, где нам удалось опередить Скотта на 35 дней, принёс мне славу и оживил старую мечту об Арктике. В течение следующих лет я несколько раз предпринимал попытки достичь Северного полюса на гидропланах, но безуспешно.

Наконец, 12 мая 1926 года я летел над Арктикой с Линкольном Эллсвортом – американцем, который финансировал моё предприятие, и итальянцем Умберто Нобиле, который построил и пилотировал дирижабль N1 «Норвегия».




Хочешь стать как Руаль? Учись планировать свои дела и не допускай, чтобы последнее слово оставалось за непредвиденными обстоятельствами.

С дирижабля мы сбросили на полюс три флага: норвежский, американский и итальянский. Они символизировали наш тройственный союз в этом полёте.

«Вы с Умберто остались большими друзьями, не так ли? – спросил Линкольн два года спустя, незадолго перед тем, как я улетел на борту аэроплана «Латам-47» на поиски потерпевшего крушение в Арктике дирижабля Нобиле. «Нет, вообще-то мы не разговаривали после того путешествия в мае 1926 года». – «Поэтому теперь ты не афишируешь свою помощь? Мы даже не уверены, что он ещё жив… Ты берёшься за очень рискованную задачу, без всякой гарантии успеха».

Да, я помню, что тогда сказал Эллсворту: «Ты помнишь, Линкольн, как там красиво, в высоких широтах? Разве я могу отказаться ещё раз увидеть всё своими глазами?»




 

 

Поиск

Блок "Поделиться"

Физика

Химия

Методсовет

watch tv series online watch series online watch tv shows free online watch tv shows free online