Начальная школа

Русский язык

Литература

История

Биология

География

Математика

Информатика

 

Журналист и путешественник

Кокранс-Миллз, США, 1864 г. – Нью-Йорк, США, 1922 г.

Мы, дети – все 15 человек, в саду собрались в кружок, а солнце тем временем играло в наших волосах, и ветер ерошил их.

«Один, два, три, четыре, пять, шесть, семь, восемь, девять, десять, одиннадцать, двенадцать, тринадцать», – считал наш папа Михи, стоя посередине с терпеливой улыбкой. Когда отец дошёл до меня, он остановился и указательным пальцем дотронулся до кончика моего носа. Мне исполнилось 6 лет, и я была в семье тринадцатой дочерью. Тем не менее отец – судья Михаэль Кокран, которого я звала Михи, – был ко мне очень привязан и возлагал на меня большие надежды. Дедушка с бабушкой говорили, что я его любимица.

Когда мы закончили игру, он отвёл меня в сторону и сказал: «Элизабет, никогда не забывай своих корней».

«Я не понимаю, папа, – неуверенно проговорила я. – Какие корни? Ведь я же не дерево».




«У людей тоже есть корни, милая, как и у растений. Ты моя дочь – Кокран, и ты живёшь в Кокранс-Миллз. Это я основал наш город здесь, в Пенсильвании, и было это, как ты знаешь, много лет назад».

«Нет ничего невозможного, если приложить много энергии в нужном направлении».

«Это из-за корней мы, как деревья, не можем путешествовать?» – задумчиво спросила я. Хоть я была ещё маленькой, но уже чувствовала, что принадлежу не только этой земле. Я была очень любопытна, уже в то время строптива и слегка непочтительна – то есть уверена, что мир создан для того, чтобы им восхищаться и путешествовать. И это касалось меня лично.

«Нет-нет, не беспокойся, Элизабет! Корни – внутри тебя и останутся там навсегда, но они не помешают тебе быть свободной. Живи как ветер и облака, если хочешь. И не давай никому останавливать тебя, даже ради любви! Будь смелой, и тогда твои мечты сбудутся!»

«Вот хорошо, спасибо! – сказала я с облегчением и поцеловала папу в щёку. – Ты колючий, как ёжик!» И с этими словами убежала. Если бы я знала, что это было в последний раз, то осталась бы с ним навсегда. Я очень любила его.

Даже сейчас, когда мне 25, я веду журналистские расследования и пишу под псевдонимом Нелли Блай, те слова и яркие моменты жизни остаются в моих мыслях.

Сегодня, 25 января 1890 года, завершилось моё необычайное приключение. Конечно, оно не первое, но самое невероятное на сегодняшний день.




«Папа-ёжик, ты гордишься мной, да?» – спросила я у северного ветра, который дул мне в лицо. Мне показалось, что папина рука щекочет мой нос, но длилось это лишь секунду.

Наконец я опять в Нью-Йорке. Моё путешествие длилось 72 дня, 6 часов, 11 минут и 14 секунд, и во время него я передвигалась на лодке, китайском сампане, рикше, осле и лошади, проехав через Лондон, Кале, Бриндизи, Порт-Саид, Исмаилию, Суэц, Аден, Коломбо, Пинанг, Сингапур, Гонконг, Иокогаму и Сан-Франциско. И вот вернулась туда, откуда начала свой путь.





Хочешь стать как Нелли? Избегай монотонности, стереотипов и серости.

Оглушительные и долгие овации изрядно смутили меня. Вокруг стояла огромная толпа и разглядывала меня с изумлением и любопытством. Мой босс, Джозеф Пулитцер, издатель The New York World – газеты, в которой я работала с 1887 года, поглядывал с довольной улыбкой. Затем воскликнул: «Вы понимаете, насколько популярны? Вы уже были лучшим репортёром Америки, а теперь установили новый рекорд!» Я кивнула, и он продолжал: «Понимаете ли вы, что превзошли даже своего литературного соперника, Филеаса Фогга, легендарного героя книги Жюля Верна „Вокруг света в восемьдесят дней“?»

На этот раз я пожала плечами. Мне было сложно поверить в происходящее, настолько это казалось невероятным и поразительным. Как мне удалось объехать вокруг света, невзирая на все предубеждения против женщин? Как у меня хватило смелости путешествовать одной, да ещё заявиться домой к самому Жюлю Верну и взять у него интервью? Как я не побоялась пойти против общественных устоев? Наверное, я сумасшедшая – а может, просто слишком амбициозная, пылкая и настойчивая для своего времени. Я ощущала в себе большую силу – больше, чем океан, – которую не могла выразить словами.

Тем временем мистер Пулитцер продолжал: «Миллион человек приняли участие в организованной мной лотерее, чтобы угадать дату вашего возвращения в Нью-Йорк! Вы сделали нашу газету чрезвычайно популярной! Вы, Нелли, – это сама стихия! Скажите, как вы себя чувствуете после того, как проделали путь в 40 000 километров вокруг света и выиграли пари?» «Спасибо, хорошо», – ответила я. «Вы хотели бы что-то сказать людям?» Я подумала несколько секунд, и они показались мне самыми долгими за всё путешествие. Толпа затихла в ожидании. Затем я набрала воздуха и, обращаясь ко всему миру, заявила: «Моё путешествие, которое может совершить любая женщина с энергией и стремлением, задумано как некий ответ Эразму Вильсону, редактору первой газеты, в которой я работала, когда мне был всего 21 год. Тогда мой коллега спрашивал себя, для чего существуют девушки, и заключил, что они созданы, чтобы стряпать, шить и растить детей. Ну, вот вам и ответ, Эразм: мои успехи и я сама».




 

 

 

Поиск

Блок "Поделиться"

Физика

Химия

Методсовет

watch tv series online watch series online watch tv shows free online watch tv shows free online