Начальная школа

Русский язык

Литература

История

Биология

География

Математика

Информатика

 

Натуралист, геолог и биолог

Шрусбери, Великобритания, 1809 г. – Даун, Великобритания, 1882 г.

«Почему мои родственники зовут меня Чарли или Бобби? – думал я, получив выговор от своей матери Сьюзанн. – Да, я доставляю им хлопоты, но я вовсе не ребёнок… Мне почти 9 лет!» «Чарли! – бранил меня отец Роберт, который был врачом в нашем городке Шрусбери. Его высоко ценили, но он совершенно не умел улыбаться. – Если ты будешь по-прежнему валить свои шалости на сестру Кэролайн, я накажу тебя!»

«Любовь ко всем живым существам – самая благородная черта человека».




«Ага, так я и послушался…» – прошептал я. «Я всё слышу! – закричал папа. – Немедленно выйди вон, а не то…» Я выбежал на улицу. Сельский пейзаж купался в солнечных лучах, и яркий свет слепил глаза. Это было так не похоже на мрачную обстановку моего дома! Осень щедро раскрасила окружающий мир. Я шёл вдоль реки Северн, и вдруг маленькая птичка начала петь, едва завидев меня. Откровенно говоря, по-настоящему я любил только животных и природу.

«Какая ты диковинная и разноцветная! Почему вы все такие разные?» – спросил я. Птичка вспорхнула над моей головой, уронила голубое перо и улетела.

Я поднял его и положил в карман до лучших времён – как и свой вопрос, оставшийся без ответа. Наверное, именно поэтому я впоследствии бросил медицинский факультет в Эдинбурге, куда меня зачислил отец. Не преуспел я и на теологическом факультете в Кембридже – наверное, по той же причине. С другой стороны, я никогда не собирался стать священником англиканской церкви, потому что был слишком занят, собирая коллекции насекомых и минералов и изучая природу!

Мне повезло: в Кембридже я подружился с профессором ботаники Джозефом Генслоу.




«Я хотел бы нанять тебя как натуралиста в экспедицию вдоль побережья Южной Америки, Чарлз, – писал мне Генслоу в письме, датированном августом 1831 года. – Я заверил капитана брига „Бигль“, что ты идеально подходишь для того, чтобы собирать коллекции и делать наблюдения, касающиеся естественной истории, геологии и биологии. Более того, Фицрой не возьмёт на борт никого, будь он даже превосходный учёный, если он также не будет рекомендован как джентльмен. Готовься к плаванию!» И 27 декабря того же года «Бигль» покинул порт Плимут, чтобы отправиться в дерзкую экспедицию, которая продолжалась 5 лет. Я взошёл на борт во всеоружии: у меня был изрядный багаж книг, большие надежды и кипучая энергия юноши 22 лет.






Хочешь стать как Чарлз? Никогда не останавливайся, сделав открытие, всегда стремись к новым.

«Наша главная цель, – объяснил капитан, – нарисовать профиль обоих побережий Южной Америки – и атлантического, и тихоокеанского. Затем мы продолжим путь к Австралии и в Индийский океан, держа курс вдоль Маврикия. После этого пойдём на Кейптаун и в Бразилию и наконец вернёмся в Плимут». «Очень хорошо, капитан!» – ответил я. Впервые в своей жизни я кому-то подчинялся и только теперь наконец понял, что лояльное поведение – это первейшая форма культуры.

В течение этого невероятного путешествия я вёл журнал, собирал неизвестные науке ископаемые останки броненосцев и гигантских грызунов. Я нашёл и описал 3907 образцов новых птиц, амфибий, ракообразных, насекомых. В течение долгих стоянок в южноамериканских портах я совершенствовал свои знания флоры и фауны.

15 сентября 1835 года мы достигли Галапагосских островов и высадились на острове Сан-Кристобаль. Я не мог и представить, что в этих прекрасных, почти первобытных краях я найду ответ на свой детский вопрос.

«Друзья? У тебя появились новые друзья?» – спросил Фицрой, услышав мои радостные восклицания по возвращении из экспедиции. «Конечно – игуаны, морские львы, дельфины… Мои любимцы, правда, гигантские черепахи», – пояснил я с улыбкой. А улыбался я так редко… Фицрой только пожал плечами – ничего не сказал, но был растроган. Он сопереживал, видя мою жажду открытий, хотя и не во всём со мной соглашался.

2 октября 1836 года наша экспедиция завершилась. Вернувшись домой, я решил, что перееду в Лондон, чтобы заниматься наукой и сделать себе имя.

Мысль о том, что все животные, в том числе и человек, могут состоять в родственных связях, а также интуитивная догадка о вечном соревновании в природе, где главный приз – выживание, а правила диктуются окружающей средой, лишила меня сна. Эту идею нужно было глубоко проработать и найти ответы.

В 1839 году мой путевой дневник был опубликован под названием: «Путешествие натуралиста вокруг света на корабле „Бигль“», и это принесло мне славу и награды. «Ты понимаешь, что эта работа доказывает справедливость твоей теории эволюции?» – воскликнула моя жена Эмма, радуясь за меня.

Я вздрогнул. У меня уже было много сторонников, но не меньше и врагов. Я также понял, что мне предстоит до седых волос защищать свои открытия и идеи. Кстати, нередко я замечал, что самые невежественные люди более всего убеждены в своей правоте. Выход из этой ситуации подсказала сама теория эволюции: моя сила заключалась в том, чтобы приспособиться к изменениям, которые я сам и создал.




 

 

Поиск

Блок "Поделиться"

Физика

Химия

Методсовет

watch tv series online watch series online watch tv shows free online watch tv shows free online