Начальная школа

Литература

Русский язык

История

Биология

География

Математика

История арахноидизма (страха перед пауками) уходит в глубь веков. Опасность пауков для чело­века отмечена еще в трактатах античных филосо­фов и средневековых врачей Европы и арабского мира. В первой половине XIX века в степях низо­вий Волги от укусов каракурта погибло более 100 тысяч голов скота. Затем трагедия повтори­лась в Казахстане. Количество павших животных было очень велико, но дело усугублялось тем, что и легко заболевший от укусов скот приходилось забивать из-за отсутствия способов лечения. В го­ды массового размножения каракурта животно­водство до сих пор несет огромный ущерб. Укусы некоторых паукообразных чрезвычайно опасны и для человека, однако какая-либо статистика здесь, увы, отсутствует. Строго говоря, пауки все ядовиты, в том смысле, что все они используют секрет своих ядовитых желез для умерщвления добычи (как правило, мелких насекомых). Одна­ко из пауков, обитающих на территории бывшего СССР, только тарантул и каракурт реально опас­ны для человека и некоторых животных. Опас­ность этих пауков (особенно каракурта) широко известна жителям юга России и Средней Азии.

Тарантул. Одним из самых распространенных видов тарантулов является Lycosa singoriensis. Он обитает в пустынной, полупустынной, степной и лесостепной зонах разных стран СНГ, в том числе и в России. Паук живет в глубокой вертикальной норке, предпочитая увлажненную почву. Ночью он охотится на насекомых у входа, а днем подка­рауливает их в самой норке. Молодые паучки спер­ва ведут бродячий образ жизни. Затем временные и случайные убежища заменяются собственными норками. Зимуют молодые неполовозрелые осо­би и взрослые самки. Именно последние летом, в брачный период, наиболее ядовиты и опасны для людей и животных. Ядовитость их раза в че­тыре сильнее, чем у взрослых самцов и неполо­возрелых особей.

Человек довольно часто может встречаться с тарантулом, но сравнительно редко подвергает­ся его укусу (паук слишком заметен!). Первые све­дения о действии яда тарантула сообщили еще Паллас и Лепехин в конце XVIII века. Они отме­тили очень болезненные явления в месте укуса, сравнимые с ужалением осы. П. И. Мариковский, поставивший опыты на себе самом, различал в клинической картине последствий укуса период возбуждения и следующий, более длительный, пе­риод общего угнетения нервной системы. Таким образом, укус тарантула, помимо местного дейст­вия, вызывает, несомненно, и общее отравление организма.

Существует мнение о сильной ядовитости уку­са тарантула для коров. По некоторым данным, корова, съевшая его случайно вместе с травой, по­гибает.

Каракурт. Этот паук гораздо опаснее таранту­ла. Одним из часто встречающихся видов кара­куртов является Latrodectus tredecimguttatus. Этот до­вольно крупный паук (самка 10-20 миллиметров, самец 4-7 миллиметров) — характерный предста­витель пустынной и полупустынной фауны, но частично заселяет и степную зону (Средняя Азия, степи Кавказа и Крыма). Излюбленные места обитания — полынная целина, пустоши, пахотные поля, а также берега арыков и склоны канав, овра­гов и ручьев. Логовище каракурта в виде более или менее плотного паутинного мешка покрыто снаружи остатками растений и частицами земли. Края широкого отверстия логовища продолжа­ются в тенета — довольно беспорядочное сплете­ние ловчих нитей. В сухих, лишенных раститель­ности местах логовище, как правило, располага­ется в покинутой норе грызуна, а тенета — у входа в нору. В затененных местах логовище делается в углублении почвы, среди густой травы и т. п. В ло­говище самка подвешивает от 2 до 7 коконов, ко­торые тщательно оберегает. С наступлением жа­ры половозрелые самки совершают миграции, разыскивая защищенные от зноя места, где уст­раивают временные тенета. После копуляции они совершают вторую миграцию в поисках мест, подходящих для устройства постоянного логови­ща. Каракурт очень плодовит. Для него характерны периодические вспышки массового размноже­ния. В такие годы в некоторых местах на квадрат­ный метр можно встретить до 5-10 гнезд каракур­тов. Как и у тарантула, у каракурта наиболее ядо­виты половозрелые самки. Яд его в 15 раз сильнее яда гремучей змеи. Высокая ядовитость каракур­та отмечалась уже в первых сообщениях о нем в трудах Гмелина в конце XVIII века. Однако лишь в 1903 году А. С. Щербина доказал исключитель­ную опасность его яда для человека, описав тяже­лые последствия укуса, едва не закончившиеся смертью пострадавшего.

В годы массового размножения каракурта его укусы довольно часты при уборке хлеба или сена, но в большинстве случаев этот паук кусает ночью, при ночевке в степи на открытом воздухе или в легких летних постройках, когда в постель слу­чайно заползает мигрирующая самка. Как прави­ло, паук кусает, только будучи прижат. Отмечают­ся две волны укусов в течение года, которые по времени (июнь и июль) совпадают с двумя перио­дами миграций самок. Место укуса не болит (там только видно маленькое, быстро исчезающее красное пятнышко), но быстро развивается об­щее отравление. Через 10-15 минут резкая боль распространяется главным образом на область живота, в меньшей степени — поясницы и груди.

Чувствуя онемение ног, пострадавший не мо­жет стоять. Он находится в сильном психическом возбуждении и испытывает страх смерти. Наблю­дается головокружение, головная боль, жажда, удушье. Дыхание поверхностное и затрудненное. Характерные симптомы — цианоз лица, а часто и верхней половины туловища, гиперемия глаз и отечность век, замедление пульса и его арит­мия, приступы тошноты и рвоты и судороги паль­цев рук и ног. Очень характерно резкое напряже­ние брюшных мышц, напоминающее явление «острого живота», обычное при острых воспале­ниях органов брюшной полости. Температура те­ла повышается незначительно.

Затем больной становится вялым, но ведет се­бя неспокойно. Сильные боли лишают его сна. Через 3-5 дней на коже появляются характерные высыпания, постепенно возвращаются аппетит и сон. Полное выздоровление наступает через 2­3 недели, но физическая слабость дает себя знать еще 1-2 месяца. В тяжелых случаях отравления при отсутствии медицинской помощи через 1­2 дня после укуса наступает смерть.

Яд каракурта относится к токсическим альбу­минам. Поражаются центральные и перифериче­ские отделы вегетативной нервной системы. Кли­ническая картина укуса напоминает анафилакти­ческий шок. Яд наиболее токсичен в щелочной среде. Он содержит протеины, которые сверты­ваются при нагревании. Высохший яд некоторое время сохраняет свою токсичность. Он хорошо растворяется в воде и нерастворим в алкоголе и эфире. Высокая температура (порядка 60 °C и вы­ше) его разрушает.

Наиболее эффективным средством лечения является антитоксическая противокаракуртовая сыворотка. После ее введения (внутримышечно 5-10 миллилитров) страдания больного утихают, и через 3-4 дня он выздоравливает. Очень помо­гают горячие ванны и усиленное питье, а также снотворные и болеутоляющие средства. Хоро­шие результаты отмечаются после внутривенно­го введения новокаина с глюкозой.

В качестве предупредительной меры П. И. Мариковский предложил прижигание укушенного места воспламеняющейся головкой спички, но непременно не позднее двух минут после укуса. От нагревания не успевший еще всосаться яд раз­рушается. Этот способ хорош своей простотой, весьма эффективен и незаменим в глухой степи, вдали от медицинской помощи. Для ограждения спящего от заползания каракурта рекомендуется применение противомоскитного полога, хорошо натянутого и подвернутого краями под постель.

Особенно чувствительны к яду каракурта верб­люды и лошади. Менее восприимчивы взрослые козы и овцы. Для них укус каракурта, по-видимо­му, не смертелен.


Фаланги. Не пауки, но входят в класс паукооб­разных. Все фаланги очень подвижны и почти все они — ночные хищники. На территории бывшего СССР фаланги встречаются в Закавказье, Сред­ней Азии, Казахстане. Мелкие фаланги не могут прокусить кожу человека, но крупные в состоя­нии это сделать.

Укусы фаланг очень болезненны. Часто они проходят безо всяких последствий, но иногда мо­гут иметь и самые тяжелые. Дело в том, что у этих паукообразных нет ядовитых желез и нет «сво­его» яда. Зато на их хелицерах довольно часто со­храняются гниющие остатки предыдущей жерт­вы, в особенности если таковой было какое-нибудь «сочное» насекомое, вроде саранчи. При повтор­ном укусе появляется риск попадания в ранку трупного яда. Если все произошло именно так и фаланга, перед тем как укусить, «забыла сполос­нуть рот» — последствия могут быть самые пе­чальные.


Поиск

Поделиться:

Физика

Химия

Методсовет